Нашего сына мы почти заставляем учить русский язык!

05 августа 2010 г.

Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили
Президент Грузии

Актуальное интервью (Стенограмма интервью Михаила Саакашвили в эфире Белорусского телевидения).

Корреспондент: Добрый вечер господин Президент. Мы сейчас находимся в вашем рабочем кабинете, над Тбилиси уже сумерки, но говорят Вам привычно работать до трех- четырех ночи. Вы довольны поставленной целью: сделать страну более современной даже визуально за последние почти семь лет?

Саакашвили: Мы унаследовали страну которая была почти полностью разрушена. 8% страны не получали электричества, дети просто замерзали в школах, было элементарно страшно и опасно выходить на улицу, реально не было номера куда звонить в случае чего, чтобы вызвать скорую помощь или полицию. Много чего поменялось, но главное — экономика не разрушилась в период кризиса и послевоенной ситуации. Я думаю что перспектива, хотелось бы постучать по столу, достаточно хорошая.

К: Как сейчас Грузия смотрит на будущее общение с Минском?

Саакашвили: Во-первых, хочу сказать, что у Грузии огромная симпатия к белорусскому народу, и действительно если есть европеизированная нация-то это Белоруссия. Мы проходили через разные периоды в рамках СНГ, сейчас уже не являемся членами СНГ, но всегда, и даже когда там были и нужно было поддерживать друг друга, Белоруссия поддерживала. Следует напомнить когда нам объявили эмбарго на экспорт нашей продукции, я тогда ездил на саммит СНГ в Минске. Это была очень горячая тема, а на саммите подносили нашу минеральную воду, и на банкете было наше вино, которое кстати, и российские руководители с удовольствием пили. Как вы знаете у нас сейчас прямое авиасообщение именно с Минском.

К: Потому что самые дешевые билеты.

Саакашвили: Да. Но не только поэтому. Я спрашивал очень многих, почему люди хотят летать через Минск, а мне отвечали, что там самая простая процедура, самые добродушно расположенные таможенно-пограничные власти. Можно и через другие страны, но там так не принимают, там нет такого хорошего отношения.

К: Вопрос признания Абхазии и Южной Осетии, является, к сожалению, одним из ключевых в определенных кругах, волнует ли он вас сейчас?

Саакашвили: Ну конечно это вопрос. В свое время были намеки на то, что когда Россия очень сильно нажимала, и я думаю, что продолжает нажимать на то, чтобы признать их, а сейчас уже мир говорит об оккупированных Россией наших территориях говорит все сообщество, даже появилось слово оккупация, хотя я думаю, российский народ его не заслуживает. Чтобы из-за каких действий своих руководителей, каких-то амбиций, мир называл весь народ оккупантами… В Южной Осетии из 100 тысяч населения, которое там жило раньше, сейчас живет меньше десяти тысяч. Привезли Президента Медведева с официальным визитом в так называемое государство, где было на тот момент 8 тысяч населения. Великого лидера великого государства вышло встречать несколько каких-то испуганных сельских жителей. Я считаю, не надо было унижать и ставить в такую неприличную ситуацию президента России, и зачем кому-то территория, где нет людей, где нет традиций, и кто от этого стал счастливее? Кстати, была с визитом группа белорусских депутатов из Парламента Белоруссии: они изучали ситуацию очень, очень серьезно. Поехали в новые города, которые практически мы ставили для этих беженцев, встречались с ними, выслушали их, поэтому я думаю, что Белоруссия поступила более мудро.

К: Ну, а все-таки взаимоотношения с Россией? Всем известно, в каком состоянии они находятся сейчас, но как следствие, для простых людей отсутствие прямых авиаперелетов, проблемы с визами, и другие трудности. Видите ли вы возможность каких-то шагов навстречу?

Саакашвили: Вы знаете, трудно понять, чего они хотели, потому что мы все время хотели пойти на встречу, но когда мы что-то уступали, они хотели чего-то больше, еще больше, еще больше и я думаю, что эта ситуация достаточно знакома для всех остальных соседей России. И потом, когда ты готов со своими соседями разговаривать только путем нажима и шантажа… Нам говорили: «Ребята, вам будет хуже». А мы говорили: «Ну не надо нам ставить выбора между „сейчас плохо“ и „может быть хуже“. Давайте выбирать в пользу хорошего, а не между плохим и еще худшим». А они говорили: «Нет, нет, так не пойдет, вы сейчас поменяете все свое поведение, выполните все наши требования, а потом мы посмотрим, но лучше не станет — это уж точно». Но мы отказались делать выбор между плохим и худшим, конечно, учитывая, что Россия будет воспринимать нас как государство в тех границах, в которых нас признает мир, в которых она сама нас признавала и прекрасно знает, что мы в тех границах еще существуем.

К: Так каким же может быть первый шаг?

Саакашвили: Знаете я всегда говорил российским руководителям, поймите, говорил Путину, я может быть не последний, но предпоследний лидер Грузии, который вам может бесконечно цитировать Пушкина, Лермонтова, Бродского, Есенина, люблю вашу культуру, поэзию, люблю литературу, вообще ваш народ. Поколение пройдет, и из-за этого отчуждения новый руководитель вообще не будет понимать, что это за Россия и где она?

К: И мы это почувствовали в Грузии. Здесь уже меньше говорят по-русски, чем 5 лет назад.

Саакашвили: И знаете это не очень меня радует. Нашего сына мы почти заставляем учить русский язык. Он говорит: «А зачем я должен учить — вокруг меня никто не учит, а где мне это пригодится?» и трудно на этот вопрос прагматично ответить. Это политика, заводящая в тупик и отсюда в России возникнут необратимые процессы. Это меня не радует. Я им желаю добра, но я думаю, что их добро как раз в улучшении отношений и модернизации современной России, а не какой-то непонятной феодальной средневековой России, которую некоторые из них сознательно или непонятно из каких мотиваций подталкивают к этому и туда ее ведут.

К: Но к информационному давлению Вы как относитесь? Если взять те же СМИ, то там каждый день какая-то новая страшилка выходит.

Саакашвили: Вы знаете, я смотрел совсем недавно по интернету у нас то, что недавно они сделали про Беларусь. Когда говорят, когда всякие обвинения сыплются, чуть ли там не в каннибализме обвиняют деятелей Белоруссии, это с той стороны, где недавно убили человека, которого я очень уважал, очень хорошо знал, или где недавно убили гражданку Астемирову, которая через два дня прилетала в Тбилиси. Почему-то её за два дня до этого просто среди белого дня в центре Грозного убили. На Северном Кавказе десятки тысяч просто исчезло, вот вышли люди на улицу и исчезли. И вдруг обнаружили, что в 90-х годах людоеды развелись в Минске. Это, конечно, было печально. И совершенно это определенный привкус имеет, привкус пропагандисткой войны. Думаю, что это им все не пройдет. Во-первых, сколько веревочке ни виться, все равно правда в конце найдет свой путь, а в отношении Белоруссии нам труднее, хотя культурные связи и все там есть, и история общая. Белоруссии ведь очень трудно объяснить, почему Белоруссия — это проблема для России, очень трудно объяснить, почему вдруг вспомнили, что в 90-х годах были проблемы.

К: Ну, а флаги Евросоюза и Грузии. Они всегда рядом, в том числе и у вас в кабинете здесь. Значит ли это, что страна стремится в Евросоюз?

Саакашвили: Вы знаете в Европе тоже не все идеально. Там разные вещи и конечно я бы не идеализировал Европу. И мы прекрасно знаем, что там разные интересы, разные оценки и иногда такой надменный подход и это так. Но с другой стороны, а какая альтернатива? Мы научились различать правильные советы от неправильных. Но, конечно, надо координировать политику и европейские ценности — они для нас важны. Я думаю, у нас в течение двух лет будут безвизовые поездки в Европу, кроме того, мы сейчас переходим на переговоры о режиме свободной торговли. Это, наверно, займет еще пару лет, чтобы все товары двигались свободно. Европы нечего бояться, всю Грузию не увезешь, молодежь начинает возвращаться, что меня радует. Мы страна золотого Руна. А золотое Руно — это основа Европы. Мы страна — родина вина, т. е. самого потребляемого европейского субпродукта. Мы основа Европы исторически.

К: Хорошо, но для Белоруссии, вы считаете, европейские ценности тоже могут быть близкими и она, как Грузия, может больше смотреть в ту сторону?

Саакашвили: Не то чтобы в ту сторону, Белоруссия и есть Европа, просто надо интегрироваться. Конечно, есть много недопонимания, много вещей, конечно, надо переоценить, это процесс, который развивается, который происходит в любом случае.

К: Господин президент, вас здесь называют человеком который может прийти и скушать хачапури где-то в ресторане в людьми и т. д., вот это простота общения она почему?

Саакашвили: Я могу сидеть в кабинете и есть хачапури с шашлыком. Мы — маленькая страна, у нас традиция, что все цари переодевались и выясняли, что у людей происходит. У меня гораздо больше простых друзей, которые от меня совершенно ничего не хотят, кроме того что мы друг с другом встречаемся, общаемся, чем, допустим, министров или других важных лиц. Я постоянно получаю приглашения на свадьбы, я на одну свадьбу пошел, но я не могу на все свадьбы и дни рождения ходить по понятным причинам. То есть надо работать много, но и не надо отказывать от таких простых удовольствий.

К: В конце концов, у вас очень вкусные хачапури, везде.

Саакашвили: Когда я был вашей комплекции и вашего возраста. А сейчас постоянно приходится сражаться с весом, так что это одни из многих вещей, в которых я себе постоянно отказываю.

К: Господин президент, спасибо огромное, что дали актуальное интервью и успехов вам в строительстве современной Грузии!

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения по теме:

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер