Судьба вятской "оборонки"

Вятский край, (09:51) 28 октября 2004 г.

Судьба вятской "оборонки"
Кризис на многих предприятиях
оборонно-промышленного комплекса области дошел до предела. Что же ждет наши оборонные заводы?

Отсутствие крупных государственных заказов и экспортных контрактов ведет к дальнейшей стагнации отрасли. На многих заводах ситуация просто критическая. Пример обанкроченного и с трудом вытягиваемого из петли долгов "Сельмаша" у всех на слуху. Едва ли не предбанкротное состояние у Нововятского механического завода, есть сложности и у других предприятий. И при этом объем спецзаказов в этом году, по прогнозу, составит лишь 65 процентов от уровня прошлого года. Многие специалисты говорят, что именно сейчас наступает тот предел, переступив который, "оборонка" может рухнуть под грузом долгов и убытков от содержания неработающих мобилизационных мощностей. Это неминуемо произойдет, если не примут какие-то экстренные меры. (Отдельные предприятия, получившие хорошие, но, как правило, разовые заказы, не в счет).
Мы предложили высказать свою позицию по проблемам ОПК представителя власти и крупнейшего посредника, обеспечивающего заводы экспортными заказами, а также и нескольких руководителей предприятий. Думается, у читателей сложится представление, что творится в вятской "оборонке" и что надо сделать, чтобы она вышла из кризиса.

Российская армия о новинках пока в основном мечтает

Заместитель председателя правительства области Эдуард Алексеевич Носков. Курирует работу ОПК области. До назначения на данный пост в начале 2004 года работал заместителем гендиректора по качеству и информационному обеспечению ОАО "Авитек":
"Ситуация в "оборонке" сейчас не сильно отличается от той, что была и три года, и пять лет назад. В любой момент времени одна половина предприятий испытывает экономический подъем, другая - спад. Это зависит от наличия или отсутствия экспортных заказов. К сожалению, по-прежнему оборонные мощности сильно недозагружены. В последнее время есть небольшой рост заказов от Министерства обороны. Но они невелики - не превышают, по оценкам наших специалистов, десяти процентов от того, что могли бы осилить вятские предприятия. Из-за этого содержание мощностей убыточно. Притом, что любой экспортный заказ имеет достаточно высокую рентабельность. Так что в целом дела в вятском ОПК таковы, что радоваться особо нечему.
Традиционно на территории области присутствовали только серийные производители оборонной продукции (за исключением НИИ СВТ, который загружен заказами на 100 процентов). Поэтому есть сложности в исполнении научно-исследовательских работ. Наши предприятия в этих работах больше участвуют как соисполнители. И немало тратят собственных средств, производя опытные образцы. Да, это вложение в перспективу. Но она неясна, ведь уже почти восемь лет страна не имеет четко сформулированной долгосрочной программы вооружений. Поэтому и предприятиям, и научным организациям трудно с высокой долей уверенности планировать свою работу.
Правительство области по-прежнему намерено оказывать всестороннюю поддержку "оборонке". Наши действия направлены прежде всего на лоббирование интересов вятских предприятий в соответствующих министерствах и ведомствах. Не далее как в сентябре Николай Иванович Шаклеин встречался по этой теме с четырьмя руководителями федеральных ведомств. Есть договоренности о сотрудничестве, подписано соглашение с вновь созданным Федеральным агентством оборонного заказа. Несколько крупных представителей ОПК России обещали осенью приехать в Киров и на месте рассмотреть возможности наших заводов по выполнению новых заказов. То есть работа ведется постоянно. И в Кирове губернатор уже несколько раз встречался с руководителями предприятий ОПК, обсуждались их проблемы.
И еще, насчет перспективы: министр обороны определил 2007 год как пограничный, после которого начнется рост закупок вооружения, без замены имеющегося не обойтись. Хочется верить, что это наполнит заказами и наши предприятия. Тем более Президент РФ потребовал от министра обороны предоставить информацию, как идет переоснащение армии новыми образцами вооружения. А всем известно, что в последние лет десять в нашу армию крайне мало что поступало. Особенно это касается тактических и фронтовых вооружений. Многие страны имеют великолепную технику, оружие, произведенное в Сибири, на Вятке, в Туле, а Российская армия о нем только мечтает... Поэтому есть на что надеяться.
А пока все наши предприятия развивают "гражданские темы". Они не так выгодны, но менее рискованны, их можно прогнозировать, они не зависят от каких-то субъективных политических крайностей".

"Рассчитывать на себя..."

Генеральный директор ОАО "Маяк" Сергей Алексеевич Смирнов:
"На госзаказ, я думаю, рассчитывать в ближайшее время не стоит, потому что он просто мизерный и крайне мал в отношении к объемам любого предприятия ОПК - составляет всего 3 - 5 процентов. А ведь раньше было 85 - 90 процентов! Таких масштабов больше не будет никогда. Да если бы и появились былые стратегические заказы, то "оборонка" с ними бы не справилась - кадры стареют, рабочих все меньше готовят, станки изнашиваются... И, хотя в следующем году затраты на оборону вырастут чуть ли не в полтора раза, объем госзаказа для нас вряд ли увеличится. Но если утвердят программу вооружений до 2015 года, то появится надежда на лучшее.
Вообще госзаказ нужен (пусть и в минимальных объемах), он нужен для того, чтобы поддерживать мобилизационные мощности и технологии. Если его нет, то мы потеряем право на производство и продажу военной техники на внешнем рынке. А сейчас это важнейшая статья дохода. Поэтому мы крайне заинтересованы в сотрудничестве с "Рособоронэкспортом", ведающим внешней военной торговлей.
А так, рассчитывать надо только на себя. Например, недавно удалось выиграть тендер на производство пистолетов ВП 53. Надо реструктуризировать предприятие, заниматься выпуском товаров народного потребления, шире кооперироваться в этом плане с другими заводами. Нам сложнее. "Маяк", в отличие от некоторых других "оборонщиков", раньше не выпускал никакой серьезной гражданской продукции. Разве что мотоцепи, детские игрушки, числовые программные управления к станкам. Но и тут произошел обвал, когда мотоциклы перестали покупать, а отечественные станки - производить.
В настоящее время надо заниматься выводом непрофильных активов и мощностей, которые не приносят дохода. И минимизировать военное производство. У нас ведь много лишних площадей, оборудования. И сейчас мы часть консервируем, часть продаем. Много площадей сдаем в аренду. Может, скоро и продавать будем лишнее. Возможно, будет создано на основе завода несколько самостоятельных юридических лиц. Я не вижу в этом ничего плохого, если подобное дробление приведет к улучшению эффективности производства. У нас уже строительство, производство цепей и пулеметных лент выделены в отдельные предприятия. Новые формирования создаются как 100-процентные дочерние предприятия или их контрольным пакетом владеет "Маяк". Так что представлять перспективы "оборонки" как таковой приходится в не слишком радужных тонах. И хотя я по натуре оптимист, но пока ничего оптимистичного не вижу. Сужу по тому, какая политика у государства, как затянулась вся программа конверсии. Если она вообще была. Да и то, что за десять лет мы пять или шесть раз переходили под "крышу" разных контор - то Миноборонпрома, то управления промышленности, то агентства и т.д., не настраивает на оптимистический лад. Да и сейчас уже полгода работаем практически без вышестоящей организации. Это к стабильности не ведет. Нет у ОПК и собственных средств на техническое перевооружение. Нет инвесторов. Непонятна ситуация с акциями. "Оборонку" приватизировали, но акции принадлежат государству, и оно их не продает. Кто будет инвестировать в такие предприятия? Я за десять лет не видел ни одного стратегического или "портфельного" инвестора.
Сейчас вектор нашего развития направлен в сторону выпуска "гражданских" и "мирно-технических" товаров на новом технологическом уровне, способных конкурировать с западными аналогами. В то же время нет сомнения - "Маяк" по-прежнему будет иметь оборонное производство".

И "зенитки" для НАТО

Представитель ФГУП "Рособоронэкспорт" в Кировской области Андрей Васильевич Симахин:
"Последние несколько лет наблюдается устойчивая тенденция роста продаж российского оружия, это относится и к предприятиям Кировской области. Пик экспортных поставок предприятиями области пришелся на 1999 - 2000 годы, сейчас объемы экспорта стабилизировались, а, например, поставка комплектующих по кооперации увеличивается. В частности, это касается авиатехники.
Увеличение объемов экспорта оружия зависит от очень многих ключевых факторов, на которые область и предприятия повлиять не могут. Главный из них - политический, а оружие - политический товар.
Но нужно сказать, что "Рособоронэкспорт" проводит активный, наступательный маркетинг, учитывающий все факторы международного оружейного рынка. Так, удалось поставить зенитно-ракетный комплекс "ТОР-М1", в создании которого участвовало предприятие "Авитек", в Грецию, кстати - страну НАТО. В последнее время подписан ряд крупных экспортных контрактов по авиатехнике, в том числе в страны, где Россия ранее не присутствовала, увеличивается удельный вес военно-морской техники.
Сегодня "Рособоронэкспорт" ведет переговоры с иностранными заказчиками практически по всей номенклатуре вятской "оборонки". Законтрактованные экспортные обязательства предприятий ОПК Кировской области на период до 2007 года составляют более 160 миллионов долларов США.
Наиболее сложная ситуация среди местных оборонных предприятий у ОАО "Ново-Вятка" (ранее ФГУП "Нововятский механический завод") и у "Сельмаша". Этим заводам особенно нужен постоянный госзаказ, то есть покупка Россией вооружения для собственной армии. Эти заводы являются соисполнителями в производстве продукции военного назначения и не имеют прямых договорных обязательств с "Рособоронэкспортом", то есть поставка продукции военного назначения производится через разработчиков.
ОАО "Ново-Вятка" с 1996 года по 2003 год непрерывно исполняло экспортные контракты. Могу сказать, что все эти годы завод успешно работал, осуществляя поставки нашим основным зарубежным партнерам - Китаю и Индии. При этом госзаказ на предприятии отсутствовал.
Вопрос в том, что продукция предприятия специфична и может поставляться для многофункциональной авиации. Сегодня "Рособоронэкспорт" ведет переговоры о поставке изделий ОАО "Ново-Вятка" в страны, где такая авиация присутствует.
По продукции ФГУП "Сельмаш" "Рособоронэкспортом" сегодня подписано два экспортных контракта, которые завод начнет выполнять уже в этом году. Для успешного выполнения контрактов предприятие было "спасено" от банкротства, заменен внешний управляющий. Большую работу в этом направлении провело правительство области совместно с основным собственником долгов завода и ФГУП "Рособоронэкспорт".
Кроме этого, в сотрудничестве с "Рособоронэкспортом" экспортные заказы выполняют ОАО "ВМП "Авитек", ОАО "Маяк", ОАО "Молот", ОАО "Лепсе", ОАО "Амтел-Поволжье" (ранее ОАО "Кировский шинный завод"), по кооперации работают ОАО "Электропривод", ОАО "ВЭЛКОНТ", ЗАО "Кировский завод приводных цепей", ОАО "Кирскабель"...
Наши предприятия не производят финальных систем вооружения (кроме стрелкового оружия), но их продукция является составляющей этих систем. Хорошо зарекомендовали себя на внешнем рынке зенитно-ракетные комплексы "ТОР-М1", "ОСА", "Каштан", "С-300", противотанковые комплексы "Метис-М", "Конкурс-М" и другие, но самое известное в мире среди продукции вятской "оборонки" - катапультное кресло пилота "К-36".
Но есть и негативные моменты. Все же оборонное производство - это производство уникальной продукции. А оно прошло через потрясения 90-х. Много вопросов по элементной базе, влиянию повышения тарифов естественных монополий, по системе налогообложения. Если сегодня проследить всю цепочку производства продукции военного назначения и доходность на различных переделах, то видно, что рентабельность высокотехнологичного конечного продукта ниже рентабельности поставки сырьевых ресурсов. Остро присутствует проблема кадров. Все это в совокупности влияет на качество. А качество конечного высокотехнологичного продукта складывается не только от того, кто и как его производит на финише, оно складывается по всей цепочке - от "металла" до готового изделия. Иногда в процессе производства приходится менять поставщика комплектующих и материалов, согласовывать с разработчиком изменения, вызванные заменой, например, транзистора в блоке, проводить дополнительные испытания и т.д. Все это выливается для предприятий в дополнительные затраты.
Поэтому для стабильной работы высокотехнологичной отрасли российского машиностроения, еще раз повторюсь, в первую очередь необходим постоянный и стабильный госзаказ".

Отрасль в тупике по вине федерального правительства

Генеральный директор ОАО "Ново-Вятка" (Нововятский механический завод), депутат областного Законодательного собрания Михаил Константинович Сафонов:
"Мы уже пятнадцать лет бьемся за сохранение жизнедеятельности своих предприятий. Как могли, снижали издержки производства, входили в рынок с гражданской продукцией. Но по-прежнему зависим от военных, все так же содержим мобилизационные мощности и уповаем на счастливый случай - заключение контракта на экспортные поставки и на долгожданный госзаказ. Несмотря на эти одинаковые составляющие, у каждого предприятия в области - своя ниша. Здесь практически нет пересечения, конкуренции. Ситуация на каждом заводе зависит от изменений в стратегии применения вооруженных сил страны, смены военной доктрины в государстве... Отдельные виды вооружений уходят со сцены, разрабатываются новые. Поэтому у всех заводов разные судьбы. Они напоминают кардиограмму больного сердца - то учащенная, то нитевидная, то резкая аритмия. Поэтому мы и видим - у нас то быстрый подъем, то такой же спад. Сейчас, например, быстро поднимается вятскополянский "Молот" - у него появились экспортные поставки. Несколько лет уже по той же причине живет хорошо "Маяк". Очень плохая судьба у нас с "Авитеком". У меня в этом году нулевые экспортные поставки и почти такой же госзаказ. Совершенно был брошен государством и банкротился некогда славный "Сельмаш".
К сожалению, федеральное правительство пока не нашло четкого ответа на вопрос, что делать с "оборонкой". Десятилетний период новейшей истории характерен судорожными метаниями в попытках его решения. Сначала панацеей провозгласили конверсию и даже пытались какие-то миллиарды на ее цели в бюджет включать. Но те, кто разбирается в практической экономике, знает, что проще построить несколько новых заводов по изготовлению холодильников или плит, нежели переделать для этих целей один военный завод. Поэтому тему конверсии потихоньку замяли. Появилась следующая концепция - уйти от отраслевого министерского управления оборонной промышленностью, потому что министры - руководители соответствующих ведомств - активно отстаивали интересы и поддерживали те предприятия и отрасли, которые, с сегодняшней точки зрения экономистов в правительстве, не являются нужными. Появились департаменты, потом агентства. Тем самым резко снизили управленческий статус оборонных структур. Вот только проблемы "оборонки" не исчезли с министрами, а резко обострились, как все, что вместо лечения загоняется вглубь.
Сегодня, после создания новой структуры правительства, отраслевая управляемость предприятиями ещё более резко снизилась. Свежий пример: в июле истек срок полномочий совета директоров нашего акционерного общества. Сейчас октябрь, а я все еще не могу получить решение собственника, которым является государство, об утверждении протоколов нашего собрания... И не я один.
В правительстве ответственность за судьбу отраслей, такую, какую несли министры, никто не несет. Где-то в 2001 году начали создавать целевую программу "Реформирование и развитие ОПК (2002 - 2006 гг.)". Написали кучу томов, потратили огромные средства. И - практический нуль в результате. Никто за это не был с позором изгнан, лишен постов, чинов и званий, не сослан в "Сибирь на рудники". Сейчас пришла очередная команда, которая собирается писать очередной многотомный труд - программу до 2010 - 2015 года... Но удивляет отсутствие в новых структурах федерального органа, который бы в целом отвечал за реформирование оборонно-промышленного комплекса и являлся координатором исполнения принятой целевой программы. Поэтому предсказываю её скорую и бесславную кончину.
Законодательная и нормативная базы находятся в полном соответствии с политикой пассивного созерцания и невмешательства государства в ситуацию депрессивных оборонных отраслей и заводов. Указом Президента РФ Нововятский механический завод включили в перечень стратегических предприятий, имеющих особо важное значение для страны. И это дает некие особенности, весьма условные и непонятные большинству руководителей, при ...банкротстве предприятий. Почему же для стратегических предприятий не создаётся особая нормативная база, обеспечивающая их существование в правовом и экономическом поле России именно при наличии их сегодняшних проблем?
Сейчас, при отсутствии заказов, экспортных контрактов, при сверхубыточном содержании мобмощностей, у нас накопились огромные долги - свыше 250 миллионов рублей. Поэтому мы подвергаемся жесточайшему прессингу со стороны силовых структур. Они предполагают, что раз такая большая недоимка, то тут творится жульничество, где-то прячут деньги. Естественно, налоговики, выполняя свои служебные функции, начинают искать, прессинговать, возбуждать дела, арестовывать счета, описывать имущество. Категорически требуют банкротства предприятия. Ответом для всех "оборонщиков", находящихся в подобном состоянии, от структур, реализующих права собственника - государства, являются либо молчание, либо предложение банкротиться.
В банкротство войти можно, а как выйти? Оно для чего проводится - либо оздоровить предприятие, либо продать. Но оборонное предприятие стратегического значения с мобилизационными мощностями продавать по закону нельзя. И оздоровить невозможно - без госзаказа. Кусочек гражданского производства, технику еще можно кому-то дёшево продать. А что с огромными мобмощностями делать? Списать долги? Но опять же по закону списать долги можно только после ликвидации предприятия.
А тут еще другие "подарки" преподносят под лозунгом борьбы со льготами по налогообложению. Взяли и выкинули льготу по налогам на имущество мобилизационного назначения. Это очень большие площади и оборудование. Раньше этот налог не платился. Государство почти никак не помогало в содержании мощностей, но хоть налог на них не брало... Впрочем, поступили в Москве хитро - перебросили этот налог в регионы. Я немедленно подготовил законопроект по этому вопросу. Передал в Законодательное собрание. В сентябре рассматривали. Но правительство оказалось не готово к обсуждению. И с 1 января 2005 года все предприятия "оборонки" будут платить за мощности, которые им не нужны, если говорить с точки зрения рынка, а нужны государству! И эта ситуация неопределенности уже много лет. Мы всегда вкладывали душу в нашу работу, и мы теперь самые обманутые вкладчики!
Сейчас для меня самое главное - сохранить кадры, это самое ценное. Если уволим профессионалов-"оборонщиков", то, когда государство опомнится и "затрубит", я уже не найду специалистов и рабочих, которые смогут что-то сделать для того дела, ради которого мы живем - создавать меч и щит Родине".
После такого емкого заключительного комментария Михаила Сафонова по ситуации в вятском ОПК и добавить нечего. Разве что еще раз акцентировать внимание: область дожила до того периода, когда судьба местной "оборонки" зависла на перевале эпох. За последние 10 - 15 лет мы многое потеряли, но оборонно-промышленный комплекс пока держится. Пока. Что нужно для его возрождения? Грамотные действия правительства или новая война? Хочется надеяться, что не последнее.

PS:
"Личико" только приоткрыли

В разгар холодной войны и гонки вооружений в семидесятых - восьмидесятых годах я иногда облегченно вздыхал: как хорошо, что у нас в Кирове нет военных заводов. При ядерной атаке на нас не обрушатся в первую очередь ракеты из Америки... Да и позже, подрабатывая после школы на Нововятском механическом заводе, как-то и не мог представить, что рядом "куются" бомбы и снаряды. Только слухи ходили. Такая вот была "закрытость". Сейчас, конечно, секретность в ОПК, может, и не та, что раньше, но также впечатляет. На заводы не пускают с сотовыми телефонами, с лазерными дисками... Информация о военном производстве строго дозирована. За этим все так же, как раньше, следят спецслужбы, службы безопасности на предприятиях. В обязательном порядке я должен был отправить подготовленные тексты на вычитку... Хотя доходило и до полукурьезов. Один завод открыто "говорит" с официального сайта, с экономического сборника, что он производит ракеты, гордится этим, а на другом заводе это страшная тайна ("полишинеля"), и там требуют - ни в коем случае нельзя писать о том, что мы выпускаем ракеты...
И еще один момент - уверен, многие и сейчас не представляют всю масштабность вятского оборонно-промышленного комплекса. По крайней мере, видал я круглые от удивления глаза тех, кто впервые попадал на территорию заводов - это же города в городах. На предприятиях ОПК работают от 20 до 50 тысяч человек. Точную цифру сказать вряд ли кто возьмется. Судите сами, к чисто оборонным, имеющим мобмощности, относят 12 предприятий (на них работают 30 тысяч человек). Но, во-первых, лишь мизерная часть работает на производстве вооружений. А, во-вторых, к какой тогда категории относить изначально не внесенные в списки оборонных, скажем, шинный завод, выпускающий по заказам покрышки для "броневиков", или Нововятский лыжный комбинат, ранее выпускавший лыжи для солдат, или "Союз Вахрушевских предприятий", шьющих сапоги и ботинки для бойцов... Так что вятская "оборонка" лишь подняла завесу тайны. И поведала нам лишь часть своих проблем.

Что производят или могут производить наши основные заводы ОПК для армии

ОАО "ВМП "АВИТЕК": зенитные управляемые ракеты, катапультные кресла для боевых самолетов, оборудование для авиации.
ОАО "Вэлконт" (Кирово-Чепецк): электрооборудование, авиационные комплектующие для летательных аппаратов конструкторских бюро Антонова, Бериева, Ильюшина, Сухого, Туполева. Резинотехнические изделия для автотранспорта, в том числе военного.
ЗАО "Кировский завод приводных цепей": приводные цепи для авиации, пулеметные ленты и звенья.
ОАО "Вятка": комплектующие для военной техники.
ОАО "ЭМСЗ "Лепсе": авиационное электрооборудование и механизмы.
ОАО "КЗ "Маяк": стрелковое оружие, сложная военная техника.
ОАО "Вятскополянский машиностроительный завод "Молот": спецтехника для сухопутных войск, стрелковое оружие.
ОАО "Ново-Вятка": боеприпасы, комплектующие.
ФГУП "Завод "Сельмаш": боеприпасы, комплектующие.
ФГУП "НИИ СВТ": разработка и создание средств вычислительной техники, автоматизированных систем и средств связи.
Данные приведены из открытых источников - рекламных проспектов, официальных сайтов в Интернете.

Подготовил Андрей ПОЛОЗОВ.
"Вятский край"

Межрегиональная Лига журналистов

Последние статьи

23 сентября 2021 г. :: Общество

Минздрав РФ объяснил рост заболеваемости коронавирусом COVID-19 после массовой вакцинации

В Минздраве России рассказали о главных причинах увеличения количества заболеваемости коронавирусной инфекции во время массовой вакцинации.

06 сентября 2021 г. :: Культура

Выставка «Русская классика. Нерассказанные истории» открылась в филиале НГХМ

В недавно отреставрированном «Доме военного губернатора» в Нижегородском кремле открылась выставка «Русская классика. Нерассказанные истории».

30 августа 2021 г. :: Терроризм

Террористы из организации «Катиба Таухид валь-Джихад» обезврежены.

ФСБ России в ходе спецоперации задержала в Москве, селе Прокудское Новосибирской области, Якутске и Красноярском крае 31 главаря и участника межрегиональной структуры террористической организации "Катиба Таухид валь-Джихад", запрещенной в России.

02 июля 2021 г. :: Недвижимость

Росреестр предлагает упростить строительство частных домов

Отменить уведомительный порядок строительства индивидуальных жилых домов предлагает Росреестр. Об этом рассказал его глава Олег Скуфинский.

29 июня 2021 г. :: Медицина

В МГУ предложили новый метод лечения больных COVID-19

Сотрудники Медицинского научно-образовательного центра (МНОЦ) МГУ – участники НОШ «Фотоника» представили протокол нового метода лечения пациентов, у которых коронавирусная инфекция протекает в осложнённой форме. Результаты работы опубликованы в обзоре Cardiology today.

Новая угроза для пресных водоемов

Уровень кислорода в пресноводных водоемах снижается быстрее, чем в океанах. Это установили специалисты-лимнологи из разных стран, объединившись под эгидой глобальной сети лимнологических станций GLEON.

28 апреля 2021 г. :: В мире

В огороде – бузина, а в Таллине – дядька

Страны Прибалтики приняли решение выслать российских дипломатов.

25 марта 2021 г. :: Экономика

Цены на нефть вырастут до ста долларов

Аналитики Bank of America спрогнозировали рост цен на нефть марки Brent до $100 за баррель. Такой стоимости «чёрное золото» должно достичь в следующие несколько лет, а пока ближайшая планка — $70 до конца года.

28 февраля 2021 г. :: Медицина

Есть подозрения, что коронавирус виновен в провоцировании болезни Паркинсона и слабоумия

Опыты на обезьянах показали, что в некоторых случаях заражение коронавирусом нового типа приводит к острым воспалениям мозга, а также провоцирует образование белковых клубков, связанных с болезнью Паркинсона и слабоумием. Результаты исследования опубликовал bioRxiv.

29 января 2021 г. :: Медицина

Пневмонию вычислит искусственный интеллект

В Москве запущен КТ-калькулятор – новый сервис для лечения больных коронавирусом.

Мнения

16 декабря 2019 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Спортивный геноцид или Ньюфашизм

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер