"У нас есть зоны, в которых копаться смертельно"

Лига-пресс, (16:23) 27 октября 2006 г.

Приближающиеся выборы начинают влиять на политику радиовещателей. В эфире появилось несколько новых разговорных станций, а самая авторитетная из разговорных – «Эхо Москвы» – сменила формат. Почему на «Эхе» стало больше разговоров и меньше информации – рассказал его бессменный главный редактор Алексей Венедиктов.
 
–В последний год формат «Эха Москвы» серьёзно изменился. Почему?
 
– По двум причинам. Мы живём в конкурентном поле – это раз. И в очень динамично меняющемся мире – два. Два года тому назад в Москве были 36 радиостанций, а сейчас их 43. Практически все добавленные – это разговорные станции.
 
Понятно, что это связано с выборами 2008 года, отдельные структуры – как властные, так и коммерческие – пытаются на этом коротком этапе показать лояльность.
 
И в том числе понизить рейтинг «Эха Москвы», переделав свои форматы и доказывая, какие они хорошие. Даже внутри нашего холдинга появляется разговорная станция «Сити-ФМ», с нашими форматом и сеткой.
 
С другой стороны, наша аудитория перешла на поиски новостей в интернете. Раньше мы были основным поставщиком новостей как дайджестное радио, которое подписано на все агентства, которое читает все газеты, у которого «плотные» связи. Но, по исследованию наших маркетологов, значительная часть нашей аудитории – а это около 40 процентов – перешла на интернет-новости. А вообще, в интернете сидят 78 процентов нашей аудитории. Стала очевидна бессмысленность пускать в эфир те новости, которые есть в интернете. Поэтому «Эхо Москвы» изменило формат: из формата «новости и разговор» (news and talk) перешло в формат talk and news («разговор и новости»).
 
– Достаточно смелый шаг – ваша аудитория ведь привыкла именно к вашим выпускам новостей.
 
– Дело в том, что, согласно другим нашим исследованиям, большой части нашей аудитории важны не новости, а мнения и дискуссии. Мы начали это развивать, но далеко не сразу это принесло те цифры, которые мы планировали. Хотя надо отметить, что «Особое мнение» даёт нам первую или вторую позицию в рейтинге при том, что в общем мы на восьмом месте.
 
Но при этом всё больше людей сами хотят высказывать своё мнение, участвовать в дискуссии.
 
И это был следующий ход – создание «Разворота», которая опирается на мнения слушателей, а не на приглашённых гостей. Цифры сразу дали понять, что мы не прогадали. В утреннем эфире, когда идёт программа, мы сразу перескочили с девятого места на четвёртое. У слушателей появилась возможность слушать, как ведущие общаются с ними, а не друг с другом и не с гостем, и они это оценили. Потом мы стали это развивать. Вот уже месяц мы создаём «Клуб привилегированных слушателей», каждый член которого обладает своим собственным жизненным опытом и мнением.
 
Люди, которые записываются в этот клуб, должны заполнить анкету на нашем сайте.
 
Причём они должны открыть своё настоящее имя, дать нам свои домашние и мобильные телефоны. А ведь слушатели на радио обычно анонимны. Он может назваться Иваном Ивановичем, будучи при этом Сергеем Сергеевичем. Но они готовы для нас открываться.
 
И вот передо мной список тех, кто уже вступил в этот клуб. К примеру, учащийся 11-го класса из Ухты, 37-летний бюрократ из Самары и 31-летний москвич, занимающийся мерчендайзингом. И их тут очень много, единственное ограничение – мы пытаемся ограничить число тех людей, которые занимаются журналистикой. Те, кто регистрируются у нас, это люди, которые готовы под своими настоящими именами выходить в эфир. Конечно, когда у нас возникает история со «скорой помощью», кому, как не нашему слушателю-врачу «скорой», нам звонить? Он нам все расскажет гораздо лучше, чем главный врач службы.
 
– Но это очень похоже на распространённое сегодня на Западе привлечение блогеров к работе в СМИ.
 
– Конечно, это блогерство. Но это реалии нашей жизни. Посмотрите, как используется сегодня «Живой журнал» (сайт, на котором любой желающий может вести свой онлайн-дневник). Мы практически первыми стали говорить о событиях в Кондопоге. А всё потому, что в агентствах промелькнула информация о неких беспорядках в Кондопоге.
 
Мы залезли в интернет и ничего не нашли. А потом мы зашли на блоги и нашли всю информацию.
 
И в те два дня, когда никто из федеральных СМИ не говорил о Кондопоге, блоги стали для нас самым главным источником информации.
 
Более того, мы связались с одним блогером в Кондопоге, и он стал передавать нам оттуда материалы, стал нашим корреспондентом на месте. Обычный житель Кондопоги. Блоги сейчас для нас – огромный источник информации. Когда был пожар в университете, и мы вышли в режим непрерываемых новостей, мы общались с блогерами. Мы связывались со студентами, которые находились в гуще событий и писали об этом в своих блогах, и предлагали всё рассказать прямо у нас в эфире. Мы превращаем наших слушателей в наших корреспондентов.
 
– На Западе многие выступают против использования блогеров в СМИ, утверждая, что это нивелирует профессию журналиста.
 
– Да, это нивелирует профессию журналиста. Но это объективный факт нашей реальности.
 
– И всё-таки вы были недовольны результатом перехода на новый формат. Почему?
 
– Оказалось, что у нас очень мало людей с собственным мнением. Есть разница между мнением и аналитикой. Аналитика – это когда люди более или менее профессионально взвешивают события и выстраивают определённую конструкцию. Но у любого человека есть мнение, независимо от всех «за» и «против».
 
И вот тут мы столкнулись с тем, что очень мало людей, у которых выстроена жизненная позиция, есть некое мнение.
 
Пусть даже я с этим мнением не согласен. Но оно должно быть. С этой точки зрения Проханов – человек, у которого есть мнение. И с позиций имперской идеологии он рассуждает о мире. Поэтому его интересно слушать. Есть мнение у Ольги Романовой, у Юли Латыниной.
 
Когда мы стали журналистов приглашать в «Особое мнение», мы столкнулись с тем, что они там занимаются аналитикой. Мне же там аналитика не нужна. И наши слушатели это сразу чётко поняли: им нужно мнение известного человека, которое они сравнивают со своим мнением. А не аналитика, которую они сравнивают с другой аналитикой. Это очень тонкая грань, но в эфире это очень хорошо слышно и чувствуется. И когда мне говорят, что журналист не должен высказывать собственное мнение, я не соглашаюсь. В информационном формате – да. Но если он участвует в «Особом мнении», он должен высказывать свое мнение. Моя борьба с журналистами сейчас заключается в том, что я хочу, чтобы они высказывали своё мнение, которое может быть менее обосновано, чем журналистское. Но человек должен уметь объяснить и защитить то, во что он верит. Этого я добиваюсь от своих журналистов сегодня.
 
– Превращение радиостанции из информационной в разговорную не повлекло за собой потерю аудитории?
 
– Конечно, когда мы что-то меняем, мы что-то теряем, а что-то приобретаем. Но мы ведь не сокращаем общий объём новостей. И если что-то происходит, мы переходим в режим «новости каждые 2 минуты» в течение 30 секунд. Мы ни в коем случае не сокращаем количество новостей. И люди, которые нас слушают в машинах, те, у кого нет интернета, они получают полную информацию. Когда новости есть, мы их даём, но когда новостей нет, пережёвывать жвачку не хотелось бы. Хотя и это всё ещё бывает. Кроме того, мы расширяем интерактив.
 
Из-за этого мы обожаем автомобильные пробки: как только Москва садится за руль – у нас немедленно расширяется количество аудитории.
 
– Почему так расширился спектр журналистов и экспертов на «Эхе Москвы»? Раньше это был достаточно узкий круг людей.
 
– Сейчас в Америке выборы, и там есть правило о том, что СМИ могут поддерживать того или иного кандидата. Вот, скажем, «Нью-Йорк Таймс» официально заявила в редакционной статье, что они будут поддерживать Хилари Клинтон. А «Лос-Анджелес Таймс» заявила, что будет поддерживать во время выборов на пост губернатора Шварценеггера. Но при этом общая поляна такая, что вы можете получать все точки зрения – от леворадикальных до праворадикальных. Это существует в разных СМИ. Если вы хотите получать всё, вы будете смотреть не один телеканал, а несколько, читать не одну газету, а разные. У нас в электронных СМИ, к сожалению, это поле выхолощено, поэтому мы здесь создаём микрополе для всех. Поэтому мы расширили круг наших комментаторов – от радикального имперца Проханова до радикального либерала Киселёва. Вот это две крайние точки, между ними всё остальное информационное поле.
 
– «Эхо Москвы» и впредь будет аккумулировать лучших телевизионщиков?
 
– Это так происходит во всём мире. Ещё когда Сорокина, Киселёв и другие были на телевидении, я их зазывал на «Эхо». У нас об этом не знают, но великий Ларри Кинг уже в течение сорока лет ведёт радийную программу. С одной стороны, конечно, я «шакалю» и использую этих людей для поднятия рейтинга станции – это безусловно. Но с другой – они получают заряд, общаясь с аудиторией, что на телевидении сделать невозможно, поскольку на телевидении интерактива всё равно нету.
 
Поэтому я продолжаю вести переговоры с Парфёновым и Познером, которые являются брендами российских медиа, и я собираюсь их использовать на благо родной радиостанции.
 
Пока они не соглашаются.
 
– У «Эха» и без того вполне выгодная получилась ситуация – вы собрали лучших журналистов с телевидения, вас слушают, поскольку на телевидении совсем не осталось нормальной информации и аналитики.
 
– Мои друзья в Кремле мне, кстати, всё время говорят: ты всё время ругаешь Путина, а он тебе создал идеальные условия – всё кругом выжжено, всех отовсюду повыгоняли, а к тебе все идут. Он же твой рекламный агент, практически персональный промоутер. Надо это иметь в виду обязательно (смеётся). Мне совершенно всё равно, что происходит в других СМИ. Я только понимаю, что на своей станции я должен расширять поляну.
 
– «Репортёры без границ» на днях опубликовали исследование об уровне свободы слова в странах мира. И Россия заняла очень плохую позицию в этом списке. Получается, что мы даже менее свободны, чем некоторые африканские государства?
 
– Мне кажется, тут есть ошибка в переводе. У нас очень затруднён допуск обывателя к информации. Обыватель не знает, что и почему происходит. Вот если быть точными, то свобода слова-то есть, но зона свободы информации сузилась.
 
У нас есть зоны, в которых копаться смертельно во всех смыслах этого слова.
 
И убийство Анны Политковской тому пример. Эти зоны – это Чечня, коррупция и коррупция в Чечне. Это просто смертельно, и неполучение информации об этих явлениях смертельно опасно для общества.
 
– Но кроме закрытости информации есть и другая проблема – практически все СМИ принадлежат аффилированным с государством структурам.
 
– Мы тоже принадлежим такой структуре – «Газпрому». Это вопрос не принадлежности и собственника, а твоей внутренней свободы. И многие журналисты из внутренних страхов лишают свою аудиторию возможности получить объективную информацию. У аудитории «Эха Москвы» таких проблем нет.
 
– Но в эфире вашей станции после гибели Политковской журналисты и правозащитники говорили, что с этой смертью закончилась эпоха расследований и репортажей из Чечни.
 
– Люди испугались. И мои журналисты тоже испугались за свою жизнь. К ним никаких не может быть претензий, но тогда надо уходить из профессии. Я именно так отвечаю своим журналистам, которые приходят ко мне с этим страхом.
 
Можно перестать писать о Чечне, заниматься острыми проблемами, но тогда не на «Эхе».
 
Это не потому, что я такой смелый, а потому, что так правильно. Если ты столяр, то возьми рубанок, а не тряпочку.
 
– Уйдут к конкурентам – их в последнее время образовалось много.
 
– Да, конкуренты начинают поджимать. Как говорит мой сын, кусают за жирненькие пятки. Будем быстрее бегать. Любой конкурент – это размывка аудитории. А после того, как за год возникли пять разговорных станций, я поставил задачу, чтобы рейтинг не то чтобы вырос, но не упал. Вообще, мои маркетологи нам предсказывали падение аудитории на 15 процентов только потому, что возникли конкуренты. Пока у нас рост. Но до декабря ещё время есть. Когда возникают пять разговорных станций, каждый откусывает по 0,5, 0,3, 0,4 процента (а у нас их восемь) – начинается эрозия.
 
Поэтому мы готовим в ноябре несколько «атомных взрывов».
 
Например, Евгений Киселёв возвращается – мы работаем сейчас над его программой «Власть с Евгением Киселёвым». Ещё готовим проект «Вечерний разворот». И ещё несколько.
 
– А что будет с проектом «В круге света»?
 
– Не знаю, я ещё не говорил со Светланой (Сорокиной). Она, конечно, очень расстроена этой историей, будет продолжать делать эту программу. Но мы будем искать другой формат, поскольку этот ей напоминает о том, что не было сделано, что не получилось. На RTVI пока программы тоже не будет. Но история с этой программой нам показала, что мы можем любую дискуссию выводить на телевидение. Нужна лишь нормальная студия с нормальным светом.
 
И мы приняли решение построить телевизионную студию прямо здесь, в редакции, чтобы в ней снимать те «эховские» программы, которые можно телевизировать.
 
– На каком канале?
 
– Да на любом. Мы будем заниматься только продакшном. Пока я даже не знаю, сколько это будет стоить. Готовим бюджет.
 
Алина Ребель, «Газета.Ru»
 

Межрегиональная Лига журналистов

Статьи по теме:

Компромисс не найден

60 российским станциям запрещено передавать новости "Голоса Америки".

МедиаСоюз объявит имена финалистов Национальной Премии «Радиомания 2006»

Во вторник, 18 апреля 2006 года будут подведены предварительные итоги

Модернизация телевидения

В Татарстане будет модернизирована сеть телерадиовещания

Последние статьи

20 июня 2019 г. :: В мире

Обнаружена самая дорогая картина в мире

Картину «Спаситель мира» Леонардо да Винчи, проданную в 2017 году за 450 млн долларов неизвестному покупателю, обнаружили на яхте Serene принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана.

03 июня 2019 г. :: Общество

Жители потребовали школу вместо храма

Жители поселка Рудного в Чкаловском районе Екатеринбурга обратились с письмом к уральским бизнесменам Андрею Козицыну и Игорю Алтушкину, являющихся основными учредителями Фонда Святой Екатерины, с просьбой построить вместо храма святой Екатерины школу.

02 июня 2019 г. :: Политика

Наконец-то разобрались

Подписав соглашение об ассоциации с ЕС, Киев согласился на заведомо невыгодные условия, которые губят украинскую экономику. Такое заявление сделал бывший министр экономики Украины Виктор Суслов.

29 мая 2019 г. :: Культура

Колокольный звон возвестит о начале лета

В поселке Алексеевское Московской области 1 и 2 июня состоится XVII фестиваль колокольного звона «Алексеевские перезвоны 2019». В этом году он пройдет под темой «Покров и щит Руси святой»

25 мая 2019 г. :: В мире

Тереза Мэй объявила об отставке

Премьер-министр Великобритании 7 июня покинет пост лидера Консервативной партии Великобритании и главы кабинета министров.

24 мая 2019 г. :: Медицина

Эксперты обсудили методы борьбы с аллергией

Круглый стол с участием депутатов Государственной Думы Российской федерации, ведущих аллергологов и микробиологов, а также представителей фармацевтических компаний прошел в пресс-центре Издательского дома «Аргументы и факты».

24 мая 2019 г. :: Общество

Краснодарская активистка Галина Сильман избивала свою мать

Общественница из Краснодара Галина Сильман входит в комиссию по вопросам ЖКХ и развитию городской среды, а также комиссию по экологии Совета при губернаторе Краснодарского края по развитию гражданского общества и правам человека.

29 апреля 2019 г. :: Культура

В Петербурге состоялось награждение победителей театрального фестиваля для детей

На сцене театра «Зазеркалье» в Петербурге состоялась церемония вручения премий победителям XVI Всероссийского фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин».

10 апреля 2019 г. :: Медицина

Из чёрных муравьёв-древоточцев выделен новый штамм актинобактерий

Межфакультетская коллаборация учёных МГУ при участии специалистов Сколковского института науки и технологий выделила из муравьёв новый штамм актинобактерий, вырабатывающий вещество с антибиотическим действием.

04 апреля 2019 г. :: Наука и образование

Создан новый магнитный материал с заданной структурой и необычными свойствами

Сотрудники кафедры неорганической химии МГУ совместно со своими коллегами из США, Германии и Эстонии синтезировали и изучили новый магнитоактивный материал.

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер