МИЛЛИОН ВОПРОСОВ. НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ ПИСАТЕЛЕЙ

Нижегородские новости, (14:10) 06 октября 2004 г.

МИЛЛИОН ВОПРОСОВ. НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ ПИСАТЕЛЕЙ

70 лет назад в августе в Москве прошел первый съезд советских писателей. После него по всей стране образовались организации Союза писателей, в том числе
и в Горьковской-Нижегородской области. 70 лет, как ни крути, это дата, и ее постарались отметить и нижегородские писатели. Конечно, у них сегодня миллион проблем, с какой стороны, как говорится, ни заходи. Вот как, например, довелось увидеть их сквозь призму довольно примечательного издания - коллективного трехтомника нижегородских литераторов, подготовленного  к юбилейной дате.
- Сто писателей-нижегородцев. Жизнь и творчество. Краткие сведения.

Сост. В.А.Шамшурин. - Н.Новгород: изд. “Книги”, 2004, тир. 1000 экз.
- Нижегородская антология прозы. Сост. В.А.Шамшурин. - Н.Новгород: изд. “Книги”, 2004, тир. 1000 экз.
- Нижегородская антология поэзии. XX век. Сост. В.А.Шамшурин. - Н.Новгород: изд."Вектор ТиС", 2004, тир. 1000 экз.
К нынешнему 70-летию Нижегородской организации Союза писателей России с помощью Законодательного Собрания, губернатора, благотворителей издан трехтомник в одном оформлении, хотя к выпуску причастны два издательства, с одним составителем - писателем В.А.Шамшуриным - и довольно приличным по нашим временам тиражом (каждый том в тысячу экземпляров). Книги презентовали участникам торжественного собрания по случаю круглой даты писательской организации еще в начале сентября. Прошел месяц, но нигде в продаже трехтомника не видать. Где он? Если будет распространяться по библиотекам, то по каким? И кто распространитель? И раньше так случалось: книгу объявляли адресованной библиотекам, а заходишь в одну библиотеку, вторую, третью - о ней и слыхом-то ничего не слыхивали. Взять бы самим писателям да и проследить, где и как растворится три тысячи их книжек, которые можно гордо поднять над “бандой рвачей и выжиг”. Ничего не попишешь, такое “светлое” будущее предвидел сам В.В.Маяковский.
Главная книга трехтомника, мне кажется, все-таки “100 писателей-нижегородцев” (такое название на обложке, в выходных же данных 100 уже почему-то пишется не цифрой, а словом, поэтому, как правильно, не знаю). Время от времени, конечно, надо проводить поверку своих рядов, и когда еще, как не в юбилей, остановиться, оглянуться и вспомнить всех поименно. В Нижегородской организации Союза художников России так и сделали. К аналогичному своему 70-летию выпустили справочник, в котором поименовали всех без исключения, кто когда-либо состоял в их организации. И не просто поименовали, а нашли фотографию каждого, проиллюстрировали краткие сведения о каждом художнике двумя-тремя репродукциями его работ. Добрая получилась книга, и абсолютно справедливо ее отметили премией Нижнего Новгорода.
Но известно, что нормальные герои всегда идут в обход. Авторы сборника “100 писателей-нижегородцев” проторенными путями тоже не пошли. Всех писателей вспоминать не стали, отобрали только сто. Во-первых, числящихся ныне в Нижегородской областной организации, во-вторых, кое-кого из ушедших, ныне покойных. Многих вскользь помянули во вступительной статье сборника, по мнению В.А.Шамшурина, они остались “в своем времени - в том, в котором жили”. Так-то оно, может, и так, но в антологии прозы (того же составителя) вдруг возникает имя писателя Александра Великанова, который в заветное число 100 не попал и вроде бы числится составителем в оставшихся за бортом быстро бегущей жизни. Так зачем этот писатель попал в антологию прозы? Конечно, составителю виднее, но, на наш взгляд, пара-тройка ранних рассказов А.Г.Костина, тоже исключенного из списка ста, и сегодня весомее многих книг и сборников нынешних литераторов.
Далее. В справочник не вошли писатели, жившие в Нижнем-Горьком и переехавшие в другие города, в основном в Москву. Очень это непонятно. С ними и их творчеством связан определенный период истории нашей писательской организации. Из нее их не исключишь, как из песни слово. Л.Шерешевский, В.Каныгин, Н.Рачков, Ю.Уваров и другие так плотно “притерлись” к горьковской писательской жизни, что разрывать это единое целое просто нелепо.
Присматриваясь к спискам ста, замечаешь и другие категории “лишенцев”. Прозаик В.Ионов и поэт И.Чурдалев в свое время вышли из состава Союза писателей России, перейдя в другую писательскую организацию. Но фигуры эти настолько заметные и интересные, с ними связано немало различных писательских перипетий - И.Чурдалева буквально выпестовали коллеги по цеху, с активным участием В.Ионова писательская организация получила право на дом, который сейчас занимает, и т.д., - уж им-то можно было иметь свои странички в справочнике. Почему же их там нет? Хотя справедливости ради надо сказать, в антологию поэзии И.Чурдалев с тремя своими стихотворениями все-таки попал.
Можно множить число вопросов по поводу того, как формировался список ста. Но, в конце концов, у составителя тоже есть права на некоторую субъективность. Дело в том, что никаких вопросов просто и не было бы, если бы авторы справочника из 216 его страниц 16 отвели полному списку всех литераторов, которые когда-либо состояли в Нижегородской писательской организации. Это было бы справедливо. Это отвечало бы жанру - вспомним, что без таких списков не обходилась прежде, в позапрошлом веке, ни одна книга, посвященная круглым датам различных учреждений и организаций. Это отвечало бы необходимым познавательным требованиям. Я, например, до сих пор в толк не возьму: живя в г.Горьком, Галина Николаева, автор знаменитых “Жатвы” и “Битвы в пути”, была членом Союза писателей или вступила в него позже, уже в Москве?
Чем же заполнены страницы справочника? Краткими автобиографиями и биографиями. Причем некоторые тексты взяты из прежних подобных книг Волго-Вятского книжного издательства советских времен. Но странное дело, нигде ни малейшей ссылки нет на источник публикации. Почему писатели, создающие книгу и любящие книгу по определению, так небрежны к труду своих предшественников? Сегодняшний стиль невнимательного и недобросовестного отношения к труду других людей проникает на страницы книг писательской организации. Невероятно, но факт.
Некоторые биографические заметки написаны не просто с перечислением объективных данных, но с разными оценочными высказываниями. Например, в биографической справке, посвященной писателю Александру Сизову, говорится: “Короткая у него была жизнь, но повидал, испытал и осмыслил он немало. Тому свидетельство - его исповедальные книги”. Хочется узнать, кто же это пишет? До дыр можно залистать сборник, но подобных сведений в нем нет. Почему? Трудно было найти место для нескольких строчек мелким шрифтом, указывающих авторство биографических заметок?
Мелкий шрифт в справочнике нашелся для... библиографических справок о книгах и публикациях ста избранных писателей. И вот это уж совсем плохо. Мне, читателю, важно не только узнать что-то биографическое о писателе, но, главное, где и что у этого автора можно прочитать. А главное-то сообщается для чтения под лупу в нескольких “скомканных” строчках, да еще как небрежно. У Вадима Рыжакова лучшая публикация последних лет - повесть “Святая Евдокия” в первом номере журнала “Нижний Новгород”. Она и журналу честь составила, и для нижегородской прозы явление отнюдь не проходное. Но о том, что повесть можно найти в журнале, вышедшем, кстати, тиражом в 5 тысяч экземпляров, в справочнике полный молчок, хотя странички, отведенные для писателя В.Рыжакова, оказались занятыми не полностью. Говорят, в издательстве “Книги” вышла книжечка Виктора Кумакшева или готовится к изданию. Справочник издательства “Книги” на этот счет хранит полное молчание. Из нескольких десятков книг Федора Сухова отобраны только девять - не известно, по какому признаку. О публикации чудесной военной прозы поэта (в частности, в том же журнале “Нижний Новгород”) полный молчок. И так далее можно говорить почти по каждому автору. Почему-то авторы справочника решили, что библиография писателя - это дело десятое. А самым важным является что?
Вот здесь-то “ноу-хау” составителей и предстанет перед читателями в полном своем блеске. Треть книги, даже больше, занимают... крохотные фрагментики из произведений писателей. Хорошо поэтам - они смогли опубликовать вслед за своими биографическими сведениями просто свое стихотворение. Получается такая “Антология поэзии - дубль два”. Вроде того, что отдельного поэтического антологического сборника недостаточно, так вот... Но как быть прозаикам? Что можно в объеме двух третей страничного текста представить из своих книг? Вот именно - ни рыба ни мясо. Пустая трата драгоценной книжной площади. Редко-редко кому из прозаиков удалось показаться в такой ситуации достойно, в основном натыкаешься или на откровенно невнятные тексты, или на такие, из которых трудно что-либо понять и об их авторе, и о произведении, которое цитируется.
В общем, пошли своим путем, но как-то без настроения и выдумки пошли. Можно было бы придумать, скажем, для нынешних писателей небольшую анкету, и получился бы такой срез, как живется-можется профессиональным литераторам в начале третьего тысячелетия. Такую анкету и через 100 лет интересно было бы полистать. Можно было бы библиографию дать побогаче и посущественней. Можно было бы несколько страничек отвести под обзор нижегородских журналов и альманахов, в которых в основном публикуются ныне писатели - “Нижний Новгород”, “Вертикаль. XXI век”, “Кириллица”, “Балахна”, альманах Арзамаса и Сарова. Можно было, но случился далеко не самый лучший вариант.
* * *
Томики антологий, я думаю, будут читаться, хотя бы выборочно, несмотря на то что в отборе произведений не все безупречно. Впрочем, этой материи касаться не будем. А вот что удивительно, так это следы небрежности и поспешности, которых в книжках уйма. Скажем, заканчивается публикация подборки поэта, на странице обычного книжного формата размещается четыре строчки стихов, а остальное - белое поле. Зачем? Что, трудно было дополнить подборку еще одним-двумя стихотворениями? И это не частный случай. У Ирины Морозовой, Юрия Паркаева и Бориса Селезнева в оконцовке 4 строчки, у Владимира Миронова - 5, Федора Сухова, Валерия Шамшурина - 6 строчек. Из 87 поэтов, составивших антологию, я насчитал 29 авторов, у которых в “запасе” оказались странички на две трети абсолютно чистые и свободные. Еще у 16 авторов “запас” - от одной трети до половины странички. Сколько же стихотворений недосчитались читатели? Почему писатели в отношении себя так небрежны?
В антологии прозы составитель выделил три раздела. Первый называется “Основатели”. Это, очевидно, по отношению к Союзу писателей. Второй - “Победители”, по отношению к одному из главных событий XX века. Третий раздел - “Наследники” - уже не знаешь, к чему отнести: то ли наследники дел Союза писателей, то ли Победы, то ли еще чего.
На обложках книжек воспроизведен интересный знак - одна из башен кремля “раскрывается” как книжка. Остроумно и красиво. Но кто это придумал? Издательский ли это знак или что-то иное? Воспроизводится он впервые или откуда-то заимствован? Ответы на эти вопросы найти и не пытайтесь. Странно, казалось бы, культура изданий должна быть у писательских книжек безупречной, но с трехтомником явно спешили.
* * *
Ко всем трем томам вступительные статьи написал В.А.Шамшурин. Здесь он явно пожадничал, потому что, скажем, в предисловии антологии прозы кто-то другой мог высказаться и более определенно, и горячо, и с серьезными живыми наблюдениями по поводу созданного за несколько десятилетий нижегородскими прозаиками. И еще В.А.Шамшурин кое о чем умолчал. Попробуем с книжкой “100 писателей-нижегородцев” в руках разобраться с тем, о чем в эти юбилейные дни решили не говорить. В Нижегородской областной организации Союза писателей России на сегодняшний день - 60 членов, из них 38 нижегородцев и 22 писателя живут за пределами Нижнего, чаще всего в области. Когда-то Николай Иванович Кочин мечтал, чтобы у нас была организация хотя бы из 30 человек. Теперь она есть и насчитывает в два раза больше членов, чем когда-то хотелось. Но... Но вся беда в том, что Нижегородская организация стремительно входит в зону... полной невидимости, как это бывает с некоторыми космическими объектами. Объясню, приведя такие цифры.
В возрасте до сорока лет у нас есть только один член Союза писателей. Это поэтесса Нина Сакеева, ей 27 лет, живет она в поселке Сосновское. В возрасте от 41 до 45 писателей у нас побольше - шесть человек: Марина Вахто, Александр Долженко, Светлана Леонтьева, Александр Тюкаев, Александр Шиненков и Евгений Эрастов. От 46 до 50 - 11 человек, от 51 до 60 - 25 человек, от 60 до 70 - 7 человек, от 70 и старше - 10 человек.
До 45 лет - самый активный творческий период. Согласитесь, если поэт до 45 лет не сделал ничего существенного, не отметился чем-то на Парнасе, трудно рассчитывать, что его в дальнейшем будет ждать читательское признание. Но взгляните на нашу великолепную семерку до 45 лет. С ужасом замечаешь, что их необыкновенно мало для такой претендующей на авторитет организации, как нижегородская, и что читатели-то их совсем не знают. Может быть, как-то знакомы со Светланой Леонтьевой - она активно и постоянно раздаривает и продает свои книжки на Покровке, у нее случались публикации в московских изданиях. Пробивается к читателям и Евгений Эрастов, освоивший страницы некоторых толстых столичных журналов. А остальные? У А.Тюкаева за плечами вообще нет книги. Факт, достойный перечня рекордов Гиннесса. У А.Шиненкова книга появилась, и неплохая, но всего лишь тиражом в 500 экземпляров, и, где этот тираж, неизвестно. В Нижнем этой книги поэта нет даже у самых истых ревнителей поэзии. С.Долженко сам жалуется, что тиражи его трех книг известности ему не принесли. У Н.Сакеевой лишь одна книжка, изданная в 2002 году в Нижнем... Сегодня еще на слуху поэты и прозаики, которые хорошо издавались, многотысячными тиражами, еще в советские годы, - Ю.Адрианов, В.Рыжаков, В.Николаев... Но пройдет еще пяток, десяток лет, и понятие “известный нижегородский писатель” исчезнет как класс. Писатели-то останутся, известности - никакой. Писательская организация превратится в какое-то подобие тихого литературного клуба или широкого общественного движения “Студенты - без пива”.
Или тот факт, что треть писательской областной организации ныне проживает за пределами Нижнего? В этом тоже ведь есть разрушительный момент. Скажем, Арзамас, исключительно из патриотических соображений, исключительно из-за любви к родной земле, сможет “поставить под ружье” еще двадцать писателей. В том, что это может случиться, я не сомневаюсь. В справочнике прочитал пару стихов вновь принятых в Союз поэтов и тихо ужаснулся - слабые, ученические строчки. Это что, тот уровень, который сегодня беспрепятственно обеспечивает членский билет Союза? Как бы лет через пять нам Нижегородскую областную организацию не пришлось переименовывать в Арзамасскую областную.
Что делать? Вот и дошли до этого вопроса вопросов. Сейчас вспоминают редко, но в советские времена Союз писателей, конечно, помогал и чуть-чуть денег подзаработать писателям, и решать разные бытовые и прочие их житейские проблемы. Но не это, по-моему, было главным. Самой сердцевиной жизни писательских организаций было профессиональное совершенствование и забота о творческом росте молодых. Просматривались миллионы рукописей, беспрерывно шли споры и принципиальные обсуждения произведений молодых авторов, да и сами эти авторы постоянно получали внимание и поддержку маститых. Сейчас подобная литературная школа исчезла. На общественных началах по нынешней жизни этим никто заниматься не будет, а денег у Союза нет и в помине. Таким образом, творческий закат Союза гарантирован. Если не предпринять решительных мер. А они, по-моему, только в одном. Найти спонсоров и открыть в Нижнем два-три литературных литобъединения для двадцатилетних. Сегодня в жизни много людей обиженных и униженных, в литературный клуб, литобъединение легко соберутся для общения и заживления ран люди не без способностей, но и за тридцать, и за сорок лет, и за пятьдесят. Увы, такой роскоши, наверное, писатели себе позволить уже не могут. Нужно идти к юным, слушать их и отбирать лучшее. Если этого не сделают сами писатели, этого не сделает никто.
В год своего 70-летия Нижегородская писательская организация встала перед дилеммой - иметь свое будущее и отметить в дальнейшем свое 80-летие, 90-летие или тихо скатиться в разряд невидимых городу и миру клубов, члены которого что-то пишут и толкуют, как схоласты, о неведомой духовности. Писатели-то останутся, коль будет жив в “подлунном мире” хоть один читатель. Но будут ли эти писатели объединены в организацию, которая только что отметила свое 70-летие? Последний на сегодня вопрос. Ответа он не имеет.

Александр Пашков.
"Нижегородские новости".

Межрегиональная Лига журналистов

Последние статьи

03 декабря 2017 г. :: Наука и образование

«Русское наследие в современном мире: Россия и её отражение в Британии

Под таким названием в Лондоне прошла 3-я международная научно-практическая конференция.

28 ноября 2017 г. :: Наука и образование

Прошел Европейский форум выпускников российских и советских вузов

Сегодня в Российском центре науки и культуры в Республике Кипр состоялся Европейский форум выпускников советских и российских вузов, организованный Посольством Российской Федерации, Представительством Россотрудничества в Республике Кипр, Кипрской ассоциацией выпускников российских и советских вузов, Всемирной ассоциацией выпускников российских и советских вузов, Обществом дружбы «Кипр-Россия».

27 ноября 2017 г. :: Спорт

Прошёл Международный шахматный турнир «Зимний гамбит 2017»

В Хрустальном зале Российского центра науки и культуры в столице Чехии Праге прошел XI Международный любительский шахматный турнир «Зимний гамбит 2017».

27 ноября 2017 г. :: Культура

В Вене открылась выставка «Союз культур»

В столице Австрии прошло торжественное открытие выставки «Союз культур», подготовленной Русско-австрийским центром искусств.

31 октября 2017 г. :: Культура

Премьера в Бразилии прошла с успехом

Премьера масштабной театральной постановки «Десять дней, которые потрясли мир», подготовленной к 100-летию Октябрьской революции, состоялась в Рио-де-Жанейро.

18 октября 2017 г. :: Культура

Старинная дружба продолжается

Президент Армении Серж Саргсян на днях принял председателя Российского общества дружбы и сотрудничества с Арменией Виктора Кривопускова.

18 октября 2017 г. :: Экономика

Первый кроссовер Skoda начнут собирать в России

На производственных мощностях «Группы ГАЗ» в Нижнем Новгороде в начале 2018 года стартует производство полного цикла кроссовера Skoda Kodiaq.

18 сентября 2017 г. :: Политика

Число русскоговорящих в мире снизилось на 50 млн

Об этом заявил Председатель комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслав Никонов.

07 сентября 2017 г. :: Криминал

Из воров в мафиози. От общака к инвестициям в экономику Кубани

На протяжении последних десятилетий в воровском сообществе публично осуждалась клановость как альтернатива воровским понятиям. Однако по факту все объективные предпосылки и решения лидеров преступного мира лишь приближали переход к западному варианту – когда криминальные сообщества выстраиваются в вертикально структурированные крупные организации.

04 сентября 2017 г. :: Бывший СССР

Памяти первой атомной бомбы посвящается

Русский музей фотографии в Нижнем Новгороде представил историко-фотографический проект, посвященный испытанию первой отечественной атомной бомбы на Семипалатинском полигоне в 1949 году.

Мнения

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер

15 марта 2014 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Темна украинская ночь или Пять отличий Бандер-Логов от фашистов

06 мая 2013 г.
Георгий Бовт

Георгий Бовт,
Политолог:
Не пишите новые законы - соблюдайте старые инструкции!

20 марта 2013 г.
Наталия Геворкян

Наталия Геворкян,
специальный корреспондент ИД "КоммерсантЪ":
Поцелуй для гомофобов

26 июля 2012 г.
Антон Орехъ

Антон Орехъ,
журналист "Эха Москвы":
Луку не пустили на Темзу