Бьют по лицу, а не по паспорту

29 сентября 2004 г.

Мария Прянишникова

Мария Прянишникова
обозреватель газеты "Южный Урал"

Бьют по лицу, а не по паспорту

Шумная словесная дуэль, происходящая во дворе одного из домов на проезде Северном, быстро обретала своих болельщиков в лице скучающих на лавочках старух и вездесущих любопытных подростков.

Участниками скандала с одной стороны выступала троица сильно подвыпивших парней со славянскими чертами лица, искаженными злобой и ненавистью. По другую сторону условного барьера в виде газона растерянно огрызались трое до черноты загорелых парней южной внешности, не решаясь вступить в активную схватку, но и явно не собираясь отступать к расположенной за их спинами лесополосе.

Исчерпав запас сочных эпитетов, славяне решили перейти к «артподготовке», используя валяющиеся во множестве вокруг камни и кирпичи.

Наиболее благоразумные мамаши устремились выдергивать своих чад из рядов зрителей, и их призывные вопли были приняты нападающими за акцию поддержки и активизировали суету.

Избегая прямого попадания, видимо, из-за отсутствия тренировок и не вполне твердой руки, вещественные аргументы спора свистели в опасной близости от припаркованных  рядом машин, что вызвало бурный восторг у толпы пацанов в предвкушении неминуемых разрушений.

Один из ответных снарядов с «вражеской» стороны чиркнул в полете по кузову новенькой девятки, ответившей на удар истошным визгом сигнализации. Впрочем, он тут же испуганно смолк, перекрытый воплями необъятной особы женского пола и неопределенного возраста, выскочившей из подъезда и закрывшей могучей грудью свое транспортное средство. Семенящий за ней мужичок, явно супруг, вплетал свои междометия в кружево смачной речи, впечатленные которой (не менее, чем грозным видом ее автора) воюющие стороны сначала опешили, застыв на месте, а через минуту и вовсе покинули свои позиции.

Нависнув над парнями, развязавшими боевые действия, мощная тетка доступно и громко объясняла им право неприкосновенности чужой собственности и послала их воевать в другое место.

Топчущаяся вокруг несостоявшегося места происшествия толпа разочарованно загудела. Приняв этот гул за поддержку, воинственная троица наперебой завопила: «Бей чеченов, люди, поднимайтесь против черных, они ваших детей убьют, пусть уезжают к себе», - и так далее в том же духе.

Высмотрев наиболее трезвого, я незаметно просочилась к нему сквозь медленно рассасывающуюся толпу и дернула его за рукав. Объяснив свое нахальство профессиональным любопытством, я попросила парня рассказать мне о причинах скандала с имитацией драки.

Преувеличенно жестикулируя, молодой человек не очень связно поведал мне, что шел он с друзьями тихо-мирно, никого не трогая, и увидел троих «черных», набирающих в канистры воду, сочащуюся из трубы, выведенной из подвала на газон. «Мы их спросили – вы кто? А они нам – а чево такое? Ну это надо, какое хамство? Как у себя дома, гады! И за камни! Ну, пришлось немного проучить. Ненавижу их всех, особенно чечен и таджиков, пройти от них негде, а как мы к ним – убьют!»

На мое возражение: «Ну нельзя же так…» - парень возопил: «Надо народ поднимать против них!»

Разговор утратил целесообразность и, попрощавшись с забиякой, я стала осматривать поле битвы. На траве валялись пластиковые канистры и ведра, которые с азартом пинали дворовые пацаны, наадреналиненные взрослой агрессивностью и ненавистью.

Признаюсь, я сама не испытываю умиления и братских чувств к сальным, увешанным желтыми побрякушками представителям южных народов, когда они, проходя мимо, навязчиво и недвусмысленно предлагают решить мою проблему вечернего досуга. Неприязнь вызывают и многочисленные чумазые попрошайки, дергающие за рукав на центральных улицах города и четко выговаривающие по-русски только одно слово: «Дай!»

Честно говоря, в первые минуты скандала я сама была на стороне своих соотечественников, только раздражал поток ненормативной лексики, не останавливаемый присутствием жадно внимающих ему подростков.

За первыми рядами деревьев лесополосы просматривались загорелые фигуры. Видимо, они ждали, когда недружелюбные жители окрестных домов разойдутся, чтобы забрать свои ведра и канистры. Увы, забирать было уже нечего. Немного подумав и решив, что журналист – это профессия, обязывающая ради истины к определенному риску, я направилась в их сторону.

Увидев меня, группа парней отступила в глубь посадки, скрывшись из непосредственной видимости. Мысленно перекрестившись и успокоив ворочающийся под коленками страх тем, что восточные мужчины не могут обидеть женщину, я ускорила шаг.

Остановившись на тропинке, парни ждали моего приближения, не выпуская из рук палки. Для придания себе смелости я заговорила с ними издали. Сказав, что не желаю им зла (остроумное заявление одной бабы трем мужикам в расцвете лет и сил!), попросила рассказать, что произошло. К моему удивлению и облегчению, они сразу помягчели лицами и при виде моего удостоверения корреспондента расположились для основательной беседы.

…Большая группа цыган люли жила на границе Таджикистана и Афганистана, попадая под горячую руку попеременно обеим враждующим сторонам. Решив покинуть негостеприимные земли, они кочевали по всей России, осев в Оренбурге полтора года назад. Все это время единственным их кровом были заросли в лесополосе, где прошедшую зиму табор из тридцати человек прожил в наскоро сооруженной из подсобных материалов хижине, ожидая обещанного администрацией района жилья. В отличие от своих соплеменников, промышляющих преимущественно воровством и гаданием, мужчины нашли себе работу, выполняя строительные работы в Южном поселке. И раз в день все это время они ходили за водой к подвалам домов, примыкающих к лесополосе.

На этот раз обычно безразличные к их появлению люди вдруг стали прогонять их, а трое пьяных парней стали говорить им то, после чего любой уважающий себя мужчина должен постоять за свою честь физически. Получив же внезапно удар в лицо, сидящий на корточках люли встал и предложил своему обидчику уйти за дом, подальше от глаз женщин и детей, и разобраться один на один.

«Я мужчина, а не трус, я никогда не ударю исподтишка и не прикроюсь детьми. Тем более не буду ругаться в их присутствии. А эти – не мужчины. Их оружие – камни и мат, а не кулаки и честь. Нам всего лишь нужна была вода, у нас грудные дети, которые останутся без еды и питья. Объясните, пожалуйста, тем людям, что мы никогда не причиним им зла. Пусть отдадут нам канистры и позволят набрать воды».

Вернувшись и увидев злые глаза оставшихся во дворе наблюдателей, я поняла, что объяснять им что-нибудь бесполезно. Решив довести начатое до конца, я поднялась в свою квартиру, набрала воды в несколько пластиковых бутылок и под злобными взглядами соседей потащила их к лесополосе. Одна из старух что-то прошипела мне вслед, но осеклась под моим взглядом, предпочитая не вступать в перепалку.

Испортил людей не только квартирный, но и национальный вопрос.

Ужасы межнациональных конфликтов, показываемые ежедневно по всем телеканалам, искалеченная психика молодых парней, вернувшихся с ненужных им войн, политические дрязги наживающихся на них сильных мира сего – все это ведет к ненависти, к стремлению уничтожать и разрушать.

Но прежде всего ненависть разрушает душу самого ее носителя, заслоняя бедами и проблемами всей нации судьбу одного человека.

А мне впервые стало стыдно за своих соотечественников.

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

16 декабря 2019 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Спортивный геноцид или Ньюфашизм

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер