Путин - чей президент?

31 января 2005 г.

Сергей Борисов

Сергей Борисов
политолог, кандидат философских наук

 

           Монетизация льгот не могла не вызвать массовых протестов. С одной стороны, она зацепила острым когтем чувствительные статьи многих семейных бюджетов. С другой стороны, от нее пострадал самый консервативный и – в силу возраста – самый обидчивый слой пожилого населения. Наконец, с третьей стороны, ее необходимость и полезность не были толком разъяснены как раз тем, кто и выступил основным объектом реформаторских упражнений.

        Так что ожидать от населения смиренной кротости вряд ли следовало. Однако размах и накал протестного выплеска явно превзошел ожидания правящей группы. Запахло неприятным политическим скандалом. Принимаемые в пожарном порядке меры, по существу, дезавуируют реформу, по крайней мере, резко понижают ожидаемую от нее отдачу. Так что свое дело пенсионеры уже сделали. И останавливаться, похоже, не собираются.

         А ведь, в принципе, монетизация льгот дело не плохое, уж точно – не злодейское. Под этим проектом есть разумный экономический расчет; он способен упорядочить донельзя запутанные отношения в треугольнике: гражданин – государство – хозяйствующие субъекты (транспортники, коммунальщики, фармацевты и т.п.). В конце концов, без этой меры невозможно проводить сколь-нибудь последовательную социальную политику: хоть либералистскую, хоть социал-демократическую, хоть остаточно-советскую, да какую угодно. При нынешней практике невозможно даже рассчитать реальные доходы и расходы домохозяйств.  

        Однако же – протестуют, взяло народ за живое. Впрочем, рейтинг Путина не заскользил вниз, как по ледяной горке, а лишь немного клюнул носом вниз, что засвидетельствовали в январе и ФОМ, и Левада-центр, и ВЦИОМ. Но ведь этот рейтинг давно уже живет отдельной от всего жизнью, и, как стало видно в последние недели, не только события в стране влияют на него крайне слабо, но и он сам мало что предопределяет в развитии событий. Из чего, между прочим, следует малоприятная для Кремля вещь: заявленное Президентом в начале второго срока намерение не фетишизировать свой высокий личный рейтинг, а использовать его как инструмент для обеспечения нужных стране реформ, не срабатывает. Потому что не основано на глубоком понимании того, как на самом деле устроена жизнь в стране под названием Россия.

         Выясняется, что россияне готовы, не сильно комплексуя, продолжать любить Путина и одновременно не соглашаться с инициируемыми им мерами как во внутренней, так и во внешней политике. И это вовсе не проявление массовой шизофрении. Происходящее вполне объяснимо при помощи серьезных социальных и политических теорий. Но серьезные объяснения не востребованы: укоренившаяся в нынешнем Кремле рейтингоориентированность сочетается с отсутствием у его обитателей развитого социологического видения действительности. Именно отсюда проистекают системные ошибки и поражения прошедшего года.

        Ведь главная ошибка «монетизаторов» лежит на поверхности, если видеть общество сложно структурированным организмом, где составляющие его группы различаются не только количественными характеристиками и даже не только содержанием корпоративных интересов. Они различаются уровнем социальной и политической активности и, соответственно, степенью влияния на формирование общественного мнения, различаются потенциалом давления на власть, возможностью воздействовать на принятие политических и управленческих решений. Если посмотреть на историю с монетизацией под этим углом зрения, становится понятно, что ее авторы использовали социальную арифметику там, где требовалась социальная алгебра.

       Вполне допускаю, что среднестатистический российский пенсионер не проигрывает при пересчете по принципу «всё на всё». Но в явном и ощутимом проигрыше оказалась та группа людей старшего возраста (строго говоря, их и пенсионерами-то называть неправильно!), которая натуральные льготы использовала даже не на 100, а на все 150, 200 и более процентов. В основном, это пенсионеры крупных городов и их предместий. Многие из них продолжают работать, они мобильны как потребители, они знают свои права и умеют ими пользоваться. В их восприятии пенсионерские льготы – это, скорее, не компенсационная прибавка к пенсии, а некая разновидность ренты, назовем её возрастной рентой. Они считают, что «заслужили» бесплатный проезд и дешевые лекарства многими годами честного труда. Не говоря уж о том, что для пожилых людей льготы, сохранившиеся с советских времен, есть еще и привычный, дорогой сердцу атрибут былой жизни (вот где Кремлю выходят боком его лукавые пиаровские маневры с воскрешением советской символики!). И после этого кто-то наверху думал, что эти люди не взбунтуются? Да, возможно, это не большинство, но это такое меньшинство, которое всегда заставит с собой считаться, даже когда будет не вполне право.

            Ну конечно, наши старики не правы! Конечно, они всё путают, а, бывает, еще и хитрят немножко. Но это наши старики, и ради их заблуждений иногда нужно идти обходным путем там, где по прямой подать рукой до цели. В политике существует большая разница между последовательностью и прямолинейностью. Между тем, политика Кремля все чаще грешит именно прямолинейностью, и монетизация – не единственный тому пример.

           Стремление ограничить свободное волеизъявление граждан, свернув по максимуму избирательные процессы в стране, происходит от такого же поверхностного отношения к последствиям собственных политических решений. Да, лишение граждан права избирать себе губернаторов, их отчуждение от выборов в парламент через упразднение депутатов-окружников и введение издевательских барьеров для регистрации партий, нескрываемое желание похерить и выборы глав местного самоуправления, - всё это не вызвало массовых акций протеста со стороны урезанного в правах населения. Социологи, померяв реакцию на сентябрьские антивыборные инициативы Президента, констатировали, что однозначно их не поддерживает лишь 30-35% населения, а 45-50% относятся вполне терпимо (оставшиеся колеблются). Но разве трудно понять, что выборы не ценит и потому готова без сожаления отказаться от них не самая активная, не самая адаптированная к жизни, не самая  просвещенная часть населения? (Они, кстати, на выборы-то в основной массе и не ходят, как можно понять из электоральной статистики.) А те, кто более ответственен, самостоятелен и пассионарен, как раз обкрадены и уязвлены? И теперь – главный вопрос: равноценна, равновесна ли в данном случае реакция тех и других? И чья поддержка ценнее для власти: активной трети или инертной половины? На кого ей сподручней опираться, проводя свои реформы, хоть ту же монетизацию, на граждан или на холопов? В конце концов, от кого больше зависит судьба амбициозного плана удвоения ВВП и тому подобных инициатив? 

          А ведь того же происхождения и внешнеполитические неудачи ушедшего года, включая украинский казус. Проявления неоимперской спеси, хоть в отношении Запада, хоть сопредельных государств, есть признак все той же прямолинейности, нежелания (неумения?) вникать в оттенки и нюансы, видеть международную жизнь во всей ее сложности и противоречивости, наконец, выстраивать внешнюю политику в интересах собственного народа, а не абстрактных геополитических химер. Да, на агрессивной риторике можно набрать пропагандистские очки внутри страны, но одобрять линию на возрождение жесткой конфронтации с Западом в нынешней ситуации могут только люди, не отягощенные пониманием того, какую цену нам всем придется за это заплатить. Так надо ли будоражить их рефлексы и тешить их комплексы? Опасное это, кстати, дело, с непредсказуемыми последствиями …

         … Когда В.В.Путин еще шел к своему президентству, на весь мир раздался ставшим знаменитым вопрос: «Кто такой мистер Путин?» Сейчас с этим более-менее понятно. На повестку дня встал другой вопрос: с кем Вы, мистер Путин? Какова Ваша, так сказать, социальная база?  Кого, например, Вы представляете перед собой, записывая на камеру телевизионные обращения и заявления?

         Пока очевидно только целенаправленное пестование чиновничества. Но поддержка бюрократии часто неискренна и всегда конъюнктурна: доверять ей нельзя. Надежда возродить всемогущество спецслужб и опираться на него в своих целях тоже эфемерна – рожденный разрушать строить не умеет. Политический же класс деградирует на глазах: парламент погряз в холуяже и праздности; губернаторский корпус поставлен на колени; правительство слабее предыдущего состава;  бизнес-элита дезориентирована; элита интеллектуальная выдавлена из власти, частично – проституирована; партии обложены красными флажками и выталкиваются в маргинальность и радикализм..  

         … Люди равны в правах, но не равноценны для общества. Пусть это жестко, но справедливо. Невозможно построить сильную политику, ориентируясь на аутсайдеров, на их интересы, взгляды, вкусы. Возможности власти прямо зависят от того, какой уровень взаимопонимания и взаимоуважения существует у нее с наиболее дееспособными и креативными слоями населения. Без этого даже авторитаризма сносного не построишь; что уж говорить про демократию.  

 

P.S.: В ближайшее время страну ждет встряска похлеще монетизации: в действие вступят законы, реформирующие систему местного самоуправления «по Козаку». Запланированные меры несут в себе угрозу дезорганизации жизни десятков миллионов россиян. Избежать этой угрозы, обратить реформу (безусловно, назревшую) во благо можно только, утвердив в стране атмосферу оптимизма и созидания, вернув в отношения власти и народа искренность и взаимное доверие. И побыстрей …

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер