Украинские уроки для российских правых

14 декабря 2004 г.

Сергей Борисов

Сергей Борисов
политолог, кандидат философских наук

           Ситуация в Украине, наконец, как-то определилась. Непримиримым соперникам назначили то ли дополнительное время, то ли серию послематчевых пенальти. И пока они собирают силы для этого последнего, незапланированного испытания, есть смысл серьезно пообсуждать уроки украинского феномена. Интересного и важного как самого по себе, так и с оглядкой «через плечо», на нашу российскую действительность.

            Кстати, жаль, что такую возможность упускают сейчас наши основные телеканалы: в ситуации обнуления у них был шанс без потери лица сменить, наконец, регистр в освещении украинской темы, предоставить площадки для квалифицированных и нелукавых дискуссий широкому кругу интеллектуалов-экспертов вкупе с представителями всего политического и идеологического спектра страны. Но нет, вот уже которую неделю бродят на федеральных каналах из студии в студию Г.Павловский с В.Никоновым да примкнувший к ним С.Марков, мнут и мнут на все лады затвержденное: про фашизирующегося Ющенко, который на грязные западные деньги подбивает толпу на беззаконие. А когда не хватает пафосного надрыва, зовут М.Леонтьева.  Ну, да что тут делать? Разве телевизора не включать …

          Тем более, что дискутировать с этими людьми – пустая трата времени: они в деле. И в доле. Им сейчас важно упредить ожидаемые претензии заказчика, списать скудность своего урожая на украинской ниве на очередные «погодные условия», в данном случае – на внешнее спонсирование оппозиции. Хотя, подозреваю, зарубежных (российских) денег, вложенных в кампанию В.Януковича, было на порядок больше зарубежных (западных) денег, вложенных в кампанию В.Ющенко. Искренне надеюсь, что на этот раз пиарщики из околокремлевского пула не отбрешутся: сколько можно позволять им позорить страну? Высокомерие, невежество и алчность никогда не дадут им понять, что должны значить для человека престиж и интересы страны, в которой ты живешь.  И, если эти люди еще пару лет поработают в таком режиме на постсоветском пространстве, Запад может не беспокоится о «санитарном кордоне» вокруг России: он возникнет сам собой, как реакция народов на деятельность этих «послов доброй воли». 

          Мне лично интересней поспорить с теми, кто хотя бы понимает, что в Украине сейчас происходит нечто гораздо более важное, чем очередной раунд противоборства ведомства обаятельного отморозка  Джеймса Бонда с конторой элегантно-интеллигентного Штирлица. Например, с лидерами наших российских правых. В конце концов, это на их улице нынче праздник: Ющенко – вполне цивильный, европеидный персонаж, активно использующий в устной речи праволиберальную лексику – побеждает косноязычного ставленника номеклатурно-криминальных кругов Януковича; народ красиво и организованно (и почти ненасильственно!) борется на улицах за свою свободу и достоинство. Это ли не мечта российского либерала! Не случайно Борис Немцов, кажется, не уезжающий из Киева, явно ловит кайф от атмосферы бархатной революции по-украински. 

         И, действительно, ветер из Украины мог бы туго надуть паруса наших правых, помочь им укрепить уверенность в своих силах и своей правоте.  Однако несколько свежих интервью того же Немцова, высказывания на злобу дня некоторых других «патентованных» правых политиков, статья в «Известиях» Б.Минца, которая вроде бы не про Украину, но воспринимается в том же контексте, - всё это наводит на мысль, что уроки могут быть выведены не те и не так.

        Фирменная черта наших правых – политическая виктимность, то есть, постоянная внутренняя готовность к поражениям, к гонениям со стороны властей и к непониманию со стороны народа.

         Наибольших успехов в культивировании виктимности достигло, безусловно, «Яблоко». Явлинский сотоварищи довели идеологию меньшинства, с негодованием отвергающего саму мысль о возможности превратиться в большинство, до высоких эстетических форм. Но – где тонко, там рвется: опыт «Яблока» показал, как тонка грань между меньшинством элитным и меньшинством аутсайдерским. А кому хочется поддерживать политических аутсайдеров?

        У СПС в его лучшие дни, бывало, получалось демонстрировать наступательность и победительность. Но потом – демороссовские гены, что ли, сказались? – СПС опять соскользнул в привычную колею и во время прошлогодней думской кампании вслух мечтал о преодолении 5%-ного барьера как о желанной удаче и победе.

        А уж как только правым случается занять какие-либо позиции в исполнительной власти, они на второй день начинают убеждать всех в своей временности, в неотвратимости народной нелюбви к ним, в том, что они политические камикадзе и т.п.

         В основе этих странностей поведения чаще лежат мутации старых интеллигентских комплексов в отношении собственного народа. Нелепое с точки зрения политической целесообразности желание непременно принести себя в жертву на алтарь реформ может вырасти только из глубокой и искренней уверенности в том, что:  а) население реформ понять не может и  б) реформы непременно должны быть для населения мучительны. Так или иначе никакие электоральные успехи 90-х годов не смогли переломить стойкое и, видимо, странным образом приятное душе российского либерала убеждение в невозможности наладить с собственным народом взаимопонимание и диалог.

        Между тем, украинский опыт показывает иное. Праволиберальный демократизм может получать поддержку большинства населения; может преодолевать сопротивление бюрократии, олигархических кланов и криминалитета; может демонстрировать твердую волю без бунта и террора. Но для этого потребны несколько условий.      

        Во-первых, дух революционного/реформаторского демократизма должен подпитываться энергией национального самосознания. Более мощного стимула пока, кажется, история не породила. На этом пути, безусловно, немало угроз и ловушек: от агрессивной ксенофобии до фольклоризированного простодушия. Национализм может пожрать демократизм, когда они оказываются в одной связке, но сплотить и повести за собой большие массы людей без драйва национального единения много труднее, чем с ним.  Конечно, украинцам проще: их страна тоже мультикультурна, но не так полиэтнична, как Россия. И все-таки искать источник энергетической «подзарядки» надо именно здесь.    

        Во-вторых, команда Ющенко во время кризиса вела себя жестко и наступательно, но без истерического надрыва и провокативности. Даже недоброжелатели признают, что оранжевое движение заряжено бодростью и оптимизмом, все – от лидеров до рядовых пикетчиков – консолидированы между собой, но не враждебны к другим, уверены в себе, но не агрессивны. (Правда, показалось, что между первым и вторым туром ющенковцы сбились с мажорной тональности, переключив свое внимание и силу пропаганды с позитива на тему неизбежных фальсификаций, как бы заранее не веря в возможность «нормальной» победы. И сразу напомнили этим наших российских правых! И сразу проиграли … Ну ладно, не проиграли, но и не выиграли же.) Главным же основанием жесткой позиции Ющенко на переговорах и его главным аргументом при отказе от «торговых» вариантов было указание на волю народа, которая выше его, Ющенко, интересов и желаний. Не берусь оценивать искренность кандидата, но, как бы то ни было, оказалось, что позиция последовательного демократа может быть не самоубийственной, а выигрышной. В народ-то, оказывается, имеет смысл верить. 

          В-третьих, глупо противопоставлять публичные и аппаратные методы политической борьбы. Одно другому должно быть не помехой, а, наоборот, подмогой. Можно как угодно третировать бюрократию, но в интересах дела с ней надо уметь разговаривать, используя ее специфические субкультурные коды и классовые рефлексы. Номенклатурная сплотка – великая сила, но и у нее есть свои уязвимые места. С творческим подходом к делу всегда есть шанс разбить (расколоть, деморализовать) бюрократический фронт. Искусство интриги – квалификационное требование для политика, и украинские правые этот экзамен успешно сдали. Не стыдно у них и поучиться.

       Вообще различия между российскими и украинскими правыми наиболее видны и понятны при сравнении двух «Пассионарий»: Ирины Хакамады и Юлии Тимошенко. Речь, конечно, не о красоте: обе чертовски привлекательны. Но, скажите, положа руку на сердце, кого вам легче представить главой правительства (неважно какого)? Ну, вот и я о том …        

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер