"Оппозицию могут растить в Кремле"

25 ноября 2004 г.

Вячеслав Михайлович Вахрин

Вячеслав Михайлович Вахрин
Депутат Законодательного Собрания Пермской области

Вячеслав Вахрин один из тех четырех депутатов, проголосовавших на Законодательном собрании региона против назначения губернаторов... Он уже не раз шел наперекор послушному большинству. Считает, что в представительном органе должна быть конструктивная оппозиция, к коей себя и причисляет.

- Спроси на улицах, кто такой Вахрин, кто-то скажет: а-а-а, это тот, что с оранжевых больших плакатов "В Госдуму иду работать", который туда все-таки не попал. Иные уверенно возразят: это депутат Законодательного собрания - и будут правы. А чего ради Вячеслав Вахрин вообще стал политиком?

- Проза жизни познавалась на своем, порой горьком опыте. Было время, когда я поставил сравнительно серьезный бизнес, который впоследствии был подорван властью. По закону, я был прав. Но доказать это в суде помешала круговая порука, существовавшая тогда во власти, и, к сожалению, существующая сегодня. Вот это все меня вытолкнуло на острие политических процессов. И вот с того времени я на этом острие нахожусь.

- Мы часто видим, что Вахрин выступает "один в поле воин". Голосует "против", когда почти все "за". А ведь сейчас иные пугаются и собственной тени. Как жена реагирует на такую решительность?

- Жена, разумеется, часто реагирует с тревогой. А просьба ее заключается в том, чтобы не делать столь резких заявлений. Подобная обеспокоенность исходит и от родителей. Но я считаю, что по-другому просто нельзя. Если будешь молчать, превратишься в статиста. Потеряешь уважение к самому себе. Тогда надо уходить из политики. Теоретически я не считаю себя потерянным и для бизнеса. Думаю, мне хватило бы толку вновь развить какое-то дело, и тогда семья смогла бы позволить себе гораздо больше, чем сегодня.

- А не захотел бы в случае ухода "в бизнес" кто-нибудь отыграться на Вахрине-бизнесмене за прежнюю непримиримую политическую деятельность?

- Риски есть в любом деле. Но я уже насмотрелся всякого... Так что, по большому счету, способен, скажем так, оказывать влияние на "процесс". И защитить себя. К тому же я не один. И борюсь я за идеи, которые многие разделяют. А еще у меня очень много друзей. Вообще-то я считаю, что сегодня в российском обществе людей с таким же, как и у меня, мировоззрением - достаточное количество. Хотя, может быть, я идеалист. Но отдаю себе отчет, что старая русская поговорка "от сумы да от тюрьмы - не зарекайся", конечно же, как никогда, актуальна. Особенно - когда происходит определенная смена политических режимов. Когда все начинают говорить так, как руководитель. И единодушно голосовать. А инакомыслие начинает преследоваться и т. д. Этим Россия всегда славилась. Я же для себя в политической борьбе ставлю лишь одно ограничение и всегда стараюсь ему следовать - не опускаться до оскорблений в адрес оппонента. Для меня это "табу".

- Слово тоталитаризм, которое вы все-таки не произнесли, нет-нет да и начинает звучать, и такое впечатление, что в обществе наблюдается легкий испуг. Хотелось бы уточнить: вы оптимист или пессимист? Имея в виду состояние и развитие нашей страны.

- Да я-то остаюсь оптимистом. Действительно, сегодня люди в большинстве своем живут очень бедно. И это при том, что сверхбогато существует очень небольшая группа лиц. Это создает известное социальное напряжение. Но оно, к счастью, в сегодняшней России не "диверсифицируется" в какое-то революционное состояние. Власть пытается, как ей кажется, действовать на опережение и "отрегулировать" эти процессы так, чтобы революционная ситуация, как в 17-м прошлого века, не случилась. При этом главной задачей для правителей становится желание любым способом удержать власть в своих руках. Отсюда и желание "закрутить гайки", применить грубую силу, подавить инакомыслие. Но исторические процессы имеют свои закономерности. Это такие своего рода качели, находящиеся в постоянном движении. Вот, например, не так давно - по историческим меркам - люди получили возможность свободно выражать свои мысли. И никто сейчас всерьез не верит, что его могут подобного права лишить. Но случись такое, и тут же, думаю, все испытали бы дискомфорт и глубокое разочарование, как если бы пропала такая милая сердцу любого советского человека колбаса. И это стало бы главным критерием для оценки власти - и, как следствие, она опять бы поменялась. Но проблема еще и в другом. Обратите внимание. Мы живем в условиях, когда нет вековых правовых традиций, меняется все и вся - в стране десятки лет идут реформы. Причем ни одна из них не заканчивается. Постоянно также "плавает" сама система координат. И в этом хаосе ищется какая-то модель того, какой у России путь.

- А президентские инициативы, по-вашему, хаоса добавят или убавят?

- Как всегда, у каждого вопроса есть две стороны. Для президента это, конечно же, удобнее, возникает абсолютная управляемость губернаторов. Не надо никого ни в чем убеждать. Проводить свою позицию можно жестче. Но, с другой стороны, - у нас страна очень большая. Настолько велика, что, боюсь, один человек просто не может вникнуть во все ее проблемы. И - в какие-то особенности местной специфики всех регионов одновременно. И вот эта-то прямая подчиненность - одному человеку - для России, на мой взгляд, не полезна. И нынешние-то избираемые губернаторы в большинстве своем, кажется, были абсолютно лояльны и зависимы от центра. И у президента было достаточное количество рычагов влияния на них. И что-то я не видел таких губернаторов-оппозиционеров, которые бы проводили в жизнь какую-то особую политику, противоречащую президентскому курсу. Так что корень проблем совсем не в том, избирают губернатора прямым голосованием или он вступает в должность в результате многоступенчатой процедуры согласования интересов. Я считаю, что порядок не наведен в федеральных структурах. Меняются полномочия, меняются функции, идет перенастройка и реорганизация. И это все происходит в экспериментальном режиме. Никакими законами это особенно не закреплено. И никакая модель не зафиксирована. И там хватает своего беспорядка, всяких нелепостей, пересечений, непонимания, кто чем занимается. А президент активно - сам, с позиции своего мировоззрения - обществу-то ничего особенного не демонстрирует. Он, скорее, некая этакая публичная фигура, которая озвучивает какое-то консолидированное мнение своей команды. И, конечно же, вокруг него есть борьба. Безусловно, у президента есть "двор" - помощники, советники, министры, которые борются за влияние на первое лицо. Так было всегда, так есть и сегодня. У нас такая страна. У нас степень личностного влияния на принимаемые решения и политические процессы довольно высока. И она выше, нежели оно должно бы происходить по закону.

- А возможна у нас в стране диктатура?

- В нашей стране? Почему нет?

- И это говорит "оптимист" Вахрин?

- Глядя на Путина - не как на президента, а как на живого человека, - я почему-то думаю: ему была бы противна даже сама идея диктатуры. Его тщеславие, на мой взгляд, лежит не в плоскости становления единоличного правителя, установившего жесткий режим. Мне представляется, что это ему все-таки глубоко чуждо. Я могу ошибаться, но это моя точка зрения. Иными словами, попытки в нашей стране ввести военное положение, свернуть все свободы - возможны, но не с ним. Вместе с тем определенные "уступки", конечно же, происходят. Лишь бы их не набралась критическая масса. Все последние нововведения выглядят как борьба за власть. И за удержание ее. Не более того.

- Какой у нас в итоге будет строй? Что на долю демократии остается?

- Конечно, строй остается формально демократическим, если сравнивать со странами Европы. Вообще говоря, губернаторство - это элемент государственной власти. И действительно существует форма, когда губернаторы назначаются, и у нас это было уже. Но это характерно для унитарных государств, например, Франции или России до 17-го года. Но у нас-то федерация и де-юре, и де-факто. Поэтому, когда сегодня рассматриваются президентские инициативы, возникают обоснованные сомнения в том, не отходим ли мы от духа и буквы Конституции. Да, это нехорошая ситуация. Я знаю, что есть сторонники превращения России в унитарное государство, а это вопрос спорный. Во всяком случае, он должен быть решен как минимум референдумом, с последующим изменением Конституции. Я считаю, что это шаг назад. Поэтому-то на заседании Законодательного собрания я просил членов депутатской группы "Единая Россия", которые вышли с инициативой о поддержке, назвать хотя бы один аргумент: чем это будет полезно для региона? И не услышал ни одного ответа. Но, тем не менее, это никакая не катастрофа. Вот катастрофой, в моем понимании, будет, если Конституцию все-таки будут менять и вторгаться в местное самоуправление. То есть - назначать глав местной администрации, а об этом сейчас также говорят. Вот это уже будет не просто отступление, а вектор - ощутимо направленный на то, чтобы наше государство приблизилось к авторитарному. Сегодня у нас по Конституции местное самоуправление является самостоятельным уровнем власти, отделенным от государственного управления. Беда в том, что мы, похоже, вообще не знаем, откуда и куда идем. Непонятно, в каком состоянии мы находимся. Вроде бы у нас по Конституции записано, что мы - государство социальное. Иными словами, у нас должно быть бесплатное образование и здравоохранение, гарантированные Конституцией. А все реформы ведут к тому, что мы перестаем таким государством быть. Мы становимся асоциальным государством. Это когда вопросы социальной политики уходят из сферы действия государства. В конечном итоге и образование, и здравоохранение будут платными, их нужно будет покупать. И государство будет иметь малое к этому отношение. И так далее...

- И вот на этом фоне приходится слышать опасения, что власть может начать деприватизацию...

- Я думаю, не начнет. Тем более что президент пришел во власть отчасти из той среды, которая называется бизнесом. Мы все равно стараемся двигаться к цивилизованному миру. Как бы там ни было, а глобальный вектор направлен все-таки туда. Только вот российская особенность накладывает отпечаток. Например, как только какая-то группа у нас получает политическое большинство, она сразу же начинает доминировать уже не с точки зрения логики или какой-то аргументации, а просто с точки зрения того, что оно большинство. Это ведь так удобно, так просто. Нас больше - и все. Это все, конечно, оказывает медвежью услугу Путину. Другое дело, что законы общественного развития срабатывают. Как только люди осознают, что "Единая Россия" отвечает за все происходящее в стране, в том числе за проводимую "рыночную" политику, которая во многом асоциальна и, соответственно, не устраивает большое количество людей, то рейтинг этой партии будет снижаться. А если, не дай бог, еще и цены на нефть упадут... Я не исключаю, что качели качнутся в другую сторону. И что Путин начнет создавать новую партию. Нисколько не удивлюсь, если выяснится, что он все больше начинает принимать то, что сегодня называется оппозицией. Во всяком случае, вытаптывание до конца оппозиции и создание монополии на идеи означало бы отсутствие движения мысли. А этого не может позволить себе наша страна. Ни с точки зрения экономического развития, ни с точки зрения позиционирования в мире и выстраивания отношений с другими государствами. И допускаю даже, что будут попросту растить - из Кремля - оппозиционную партию. Куда по зернышкам собирать людей. Хорош тот президент, который бы умело "сочетал" различные партии с точки зрения дискуссии, сшибки позиций, выбирал, маневрировал. Тогда бы создалась равновесная ситуация. Когда президент находится над схваткой, а не является ее участником.

- Насчет сочетания разных точек зрения... Недавно вышла газета "Крайний вариант". Первый номер, как поговаривают, тут же оказался на столе руководителя аппарата президента, откуда сразу же пошел "сигнал". Это что, пример того, как власть приемлет оппозицию мысли?

- Нет, возможно, это является примером аппаратных интриг. Эта газета имеет отношение к комитету по молодежной политике. А это структурное подразделение администрации области. И вот представьте, под эгидой комитета выходит газета, в которой по поводу объединения области и округа выражается критическое, причем личное мнение молодых политиков. Не лишенных, на мой взгляд, юношеского максимализма. А руководит областью О.Чиркунов. Первый назначенный губернатор, кстати сказать. Кроме того, который, будучи сенатором, всегда позиционировался как человек с собственными взглядами. Например, он один в Совете Федерации отказался вставать и голосовать за гимн. Вот кто-то и мог проявить "усердие"... И заинтересовался-то не тем, что газета "слишком независимая". Наоборот - тем, что зависимая. От губернатора. Мол, вот, смотрите, какие у него, значит, истинные взгляды... И ведь это уже не первый и, боюсь, не последний случай, когда и.о. губернатора за что-то достается...

- То есть, по-вашему, еще не абсолютно однозначно, что он из исполняющего обязанности станет назначенным губернатором?

- Тут я не хочу делать прогнозов. На случай назначения президентом - борьба за губернаторство ведется под ковром, и ее трудно оценивать. Мне кажется, кроме Олега Чиркунова шансы быть назначенными среди пермских политиков есть у Николая Фадеева, Валентина Степанкова, Игоря Шубина, при их желании, конечно. Должен оговориться, теоретически нельзя исключить, что губернаторские выборы еще возможны - губернатора Пермского края. Ведь мы - "прецедентная" территория. У нас впервые - два объединяющихся субъекта Федерации. Процедура объединения зафиксирована федеральным конституционным законом. В нем записано, что у нас должны состояться выборы в первое воскресенье декабря 2005 года. И сегодня никто не обсуждает или, по крайней мере, не вносит в Государственную думу никаких поправок об изменении этого закона. В случае выборов за электорат могли бы побороться также Виктор Похмелкин, Андрей Кузяев.

- Сменим тему. У вас не было мыслей перебраться в столицу? Не хотелось обучать там или даже - со временем - за границей своих детей?

- Нет. Здесь человеческая атмосфера. Которая мне нравится гораздо больше, чем там. Насчет образования, я действительно считаю, что именно в Перми получить его для моих детей гораздо полезней и лучше. С любых точек зрения. Сам я вообще не люблю Москвы. Как попадаю туда, хочется скорее обратно. В Перми чувствую себя комфортно - здесь друзья, человеческие отношения - здесь еще не все продается и покупается, здесь мои корни.

- Вячеслав Михайлович, а попытки пройти в Госдуму еще будут?

- Дело вот в чем. Я для себя такой задачи не ставлю. Считаю, что нужно просто ответственно заниматься той работой, которая есть. Депутату Законодательного собрания есть куда приложить свои силы. В дальнейшем, когда будут заканчиваться полномочия, а может, даже и раньше, сама жизнь востребует что-то новое в тебе.

- Какие политики вам по душе? Обладатели каких качеств?

- Мне нравятся люди принципиальные, с собственной позицией. Пусть она не будет совпадать с моей, лишь бы она была позицией. К сожалению, политиков с самостоятельной позицией, готовых ее отстаивать, иногда в ущерб своим карьерным планам, явно не избыток. Не боясь показаться идеалистом, скажу, что на фоне всеобщего "одобрямс" количество таких политиков будет расти, а с такими людьми я готов объединяться.

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

16 декабря 2019 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Спортивный геноцид или Ньюфашизм

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер