Воистину воскрес?

29 апреля 2008 г.

Валерий Елманов

Валерий Елманов
политолог, заслуженный работник культуры РФ

Христианская мифология – прелюбопытнейшая штука. Если на то или иное явление оказывается маловато доказательств, то можно не сомневаться – непременно рано или поздно сыщутся новые, чтобы подтвердить то или иное утверждение. А то, что они начинают входить в резкое противоречие с прежними утверждениями – всем наплевать.

Так случилось и с воскрешением Христа. Поначалу его тело Никодим и Иосиф якобы приготовили к погребению, то есть завернули в саван с миррой и алоэ. Они торопились, потому что по еврейскому обычаю суббота, в которую запрещалось заниматься чем-либо, начиналась в Иудее с шести часов вечера в пятницу. Поэтому было решено положить тело во временной гробнице, которая была расположена неподалеку в высеченной в скале пещере. Вместо двери вход, как и водится в таких случаях, завалили большим тяжелым камнем.

А что же было дальше. Итак, внимание. Для начала слово евангелиям. Те рассказывают об этом событии весьма скупо. Согласно Матфея, помимо Марии Магдалины и еще одной Марии, которые пришли туда рано утром в воскресенье, там находилась еще и стража, чтобы ученики не выкрали тело своего учителя. Не думаю что караульных было больше двух человек – всем надо платить, а синедрион деньги считать умел.

Ну а потом, как помнит любой верующий, читавший евангелие, сделалось великое землетрясение, ибо ангел, сошедший с небес, отвалил камень от входа и (притомился очевидно – валун-то тяжелый) уселся на него. Он-то и сказал, что Христа внутри уже нет, поскольку он воскрес. Это от Матфея.

По евангелию от Марка женщины не видели, как отодвигался валун, а ангела они застали внутри пещеры.

Согласно Луке этих ангелов было уже двое, да и женщин порядком прибавилось. Помимо двух Марий тут тебе и некая Иоанна, а вместе с нею «И другие».

В евангелии от Иоанна Мария Магдалина была одна, и ее поначалу вообще никто не стал предупреждать о воскрешении, так что женщина прибежав к Иоанну и Петру, заявила, что тело украли. Те пришли туда, убедились, что да, украли, после чего ушли. Мария осталась, горько плакала, а уж потом ей явились ангелы.

Итак, четыре версии, которые расходятся друг с другом, причем довольно-таки резко. У некоторых из числа скептиков, возникает вопрос: «Как могут четыре человека писать об одном и том же по-разному и при этом утверждение каждого требуют считать истинным?»

Получалось, что кто-то врет, причем не один, а сразу трое. Ну а где трое, там и четвертый. Очевидно схожие вопросы задавали себе и отцы церкви, с сокрушением замечая, что свидетели чуда практически отсутствуют. Марию Магдалину и еще одну Марию считать нельзя – во-первых женщины, а во-вторых они – дамы пристрастные, потому как ученицы, да еще из самых рьяных.

Что касается стражников, то это вообще не свидетели, а часовые-ротозеи, которые, чтобы скрыть собственное упущение по службе могли рассказать своему начальству и не такую байку.

Но воскрешение воскрешению рознь. Вот без воскрешения Лазаря можно было бы обойтись. Подумаешь, не вернул Иисус из мертвых брата Марии. Одним чудом меньше, вот и все. Тут же оно – самое главное и основополагающее. Это кульминация всех евангелий. Если Христос не воскрес – значит, все насмарку.
Что делать? Надо искать лиц незаинтересованных, а лучше всего – из противоположного враждебного лагеря неверующих. Их показания будут выглядеть гораздо убедительнее.

После чего отцы церкви, ничтоже сумняшеся, начинают изобретать очевидцев. Как говорится в одной церковной энциклопедии, «на самом деле свидетельств о воскресении Христа насчитывается свыше двухсот, причем вполне надежных», после чего следует длинный перечень.

Первым они приводят рассказ некоего Гермидия, биографа правителя Иудеи, который, дескать, тоже вызвался подежурить в ночь с субботы на воскресенье. По пути он встречает еще одну стражу, которая идет на смену тем, кто дежурил всю ночь. И вот при слабом свете утренней зари наблюдал это чудо – имеется ввиду отодвигание камня. Правда, ангела он не видел. Тот, скорее всего, явился строго индивидуально, для одной лишь Магдалины, посчитав остальных недостойными.

Его показания они решили подкрепить еще какими-нибудь. Вот, например врача и анатома Эйшу, которого историки, якобы, ставят в один ряд с Гиппократом, Галеном, Везалием и т.д. Не слыхал о таком, но допускаю, что был. Пускай. И вот он идет к гробу именно как естествоиспытатель, чтобы убедиться, что человек не воскреснет, причем идет по распоряжению Понтия Пилата, этого раскормленного тупого бесчувственного наместника Иудеи, который вдруг проявил любопытство, а с собой берет еще и помощников-медиков. Все они, разумеется, наблюдают вышеописанное мною.

Подумав как следует, отцы церкви решили сделать еще одну добавку и к этим нейтралам приплюсовать одного явного врага.

 И тот немедленно объявляется. Это некто Миферкант, который, будучи казначеем Синедриона – ну это уже смех да и только – вскочил ни свет ни заря, чтобы прямо у гроба расплатиться с ночной стражей. Кто-нибудь когда-нибудь видел в своей жизни столь добросовестных финансистов?! Обычно все наоборот – пока допросишься, чтобы выдали твое кровное, пока дождешься, чтобы они неспешно попили чайку или там чего-нибудь еще. И это в самом лучшем случае. В худшем скажут, чтоб приходили завтра, потому как надо срочно готовить отчетность, которую они по моим многолетним наблюдениям, готовят 365 дней в году.

Кассир этот тоже все успевает заметить, хотя, как пишут, пошел уже обратно, но не успел уйти далеко. Кой черт его дернул обернуться назад – не знаю. Может, шепнули в ухо: «Внимание, чудо!» Может, еще что.

Словом, толпа подбирается весьма солидная, причем все они либо нейтралы, либо враги, так что верить им вроде бы можно.

 Почему никто из четырех описывавших жизнь и смерть Христа ни словом, ни даже полсловечком не упомянул о всей этой шатии-братии, которая невесть зачем притащилась с утра пораньше в это место – непонятно.

Вы скажете – ну как же зачем. Посмотреть на то, как чуда не случится. А вот и дудки. Тогда им надо было бы выходить на целые сутки позже. Вспомните-ка, что Христос обещал своим приверженцам? А он им обещал воскреснуть – внимание! – на ТРЕТЬИ сутки.

Напомню хронологию. Повязали его в ночь с четверга на пятницу, после чего в пятницу потащили на суд к Пилату. Пока шли разборки, пока его лупили римские легионеры, пока предлагали народу выбор между ним и Варравой, время шло к полудню. А ведь был еще его крестный путь, который сам по себе составлял изрядное количество времени – с крестом на плечах такому тщедушному товарищу как Христос прошагать до Голгофы – это не кот начхал.

Словом, пригвоздили его к кресту однозначно не раньше полудня, да он еще мучился на нем в течении нескольких часов. Потому и делали все наскоро, что до шести вечера оставалось нет ничего.

А теперь простая арифметика. От вечера пятницы до вечера субботы – сутки. Следующие, вторые по счету, должны были закончиться только к вечеру воскресенья, и воскреснуть ему надлежало, чтобы полностью сдержать слово, только начиная с воскресного вечера, то есть либо в ночь на понедельник, либо поутру, либо ближе к полудню все того же понедельника.

А иначе никак. Получалось явное несоблюдение предсказанных сроков. То есть поторопился он выскочить из своей пещеры на свет божий, явно поторопился. Или… нет? Вспомните-ка кто видел этого ангела в белых одеждах с предсказанием воскресения? Правильно, Мария Магдалина. А кому воскресший появился в первую очередь? Ей же.

Напомню, что дамочка она была еще та – с явными припадками неврологического характера и страдала галлюциногенными видениями. В свое время ее лечением занимался сам Христос.

 Вроде бы успешно, сумел излечить девушку, то есть «изгнал из нее семь бесов», но где гарантия, что эти бесы под воздействием столь трагичных событий, не вселились в нее вновь? Иными словами, кто поручится за то, что не произошел рецидив болезни?

Нет таковой, да и быть не может. Скорее уж наоборот. Ей очень хотелось, что бы учитель воскрес, а припадочному, когда очень хочется, услужливое подсознание непременно выдает на-гора требуемое.

Легко верующему человеку. Сказали – люминий, и все тут. А до того, что этот люминий черный и тяжелый, подозрительно напоминая чугуний, им и дела нету. А вот тут сидишь и ломаешь голову – было или не было.

Вот потому-то когда ко мне обращаются со словами «Христос воскрес» очень хочется облачить традиционный ответ в вопросительную форму – воистину воскрес?

Вы сами-то как считаете?

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер