Третья мировая война уже затронула Россию. Кто именно напал? Международная и могущественная империя наркобаронов. В настоящий момент ее широкомасштабное наступление продолжается…

03 января 2006 г.

Валерий Елманов

Валерий Елманов
политолог, заслуженный работник культуры РФ

Третья мировая война уже  затронула  Россию.  Кто именно напал? Международная и могущественная империя наркобаронов.  В настоящий момент ее широкомасштабное наступление продолжается… ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ!
Третья мировая война уже  затронула  Россию.  Кто именно напал? Международная и могущественная империя наркобаронов.  В настоящий момент ее широкомасштабное наступление продолжается…

ВОЙНА НА УНИЧТОЖЕНИЕ
Не верите? Тогда факты. За последние 10 лет число наркоманов в нашей стране увеличилось в 17 раз. По неофициальным данным сегодня в России оно уже превысило цифру в пяти миллионов, и это только в возрасте до 30 лет. Ежегодно из них умирает 76 тысяч. Уровень заболеваемости наркоманией у несовершеннолетних на 70% выше, чем у всего населения. Первичная обращаемость больных наркоманией подростков в лечебные учреждения увеличилась только за один последний год на 9%. Средний возраст приобщения к наркотикам - 14 лет. Дети, севшие на иглу, в лучшем случае доживут до 30-35 лет. Самому молодому нижегородскому наркоману, плотно сидящему на героиновой игле, 8 лет. В Москве, по некоторым сведениям, есть и «помоложе»…

А вы никогда не задумывались, почему так сильно, на несколько порядков, возросло количество преступлений (более 150-ти тысяч только за 2004 год), совершаемых несовершеннолетними? Одна из основных причин – срочная нужда в деньгах… на укол. И хорошо, если в их поисках они идут на банальное попрошайничество или мелкую кражу. Это еще цветочки. Куда хуже, если они отметают в сторону пусть преступные, но хотя бы бескровные способы, и переходят к более страшным, что происходит все чаще и чаще. По данным официальной статистики МВД треть от общего количества преступлений, совершенных лицами, не достигшими совершеннолетия, а это почти пятьдесят тысяч, относится к тяжким преступлениям, а еще семь с половиной тысяч – к особо тяжким.

Если это не война, тогда что это? Учитывая ее специфику, армия здесь бессильна. На первый план выдвинуты другие силовые ведомства. Надо сказать, что они не бездействуют. По данным МВД России, за 10 лет количество ежегодно регистрируемых наркопреступлений увеличилось в 15 раз, выявленных фактов наркоторговли – в 80 раз, пресеченных проявлений групповой наркопреступности – в 9 раз.

А вот несколько цифр только за один прошлый год. По стране изъято почти 130 тонн смертоносного зелья. Только по линии МВД зарегистрировано свыше 150-ти тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, из которых две трети классифицируются как тяжкие или особо тяжкие. Более 112 тысяч из них сотрудниками правоохранительных органов было раскрыто. Добавьте к этим полутора сотням еще почти 58 тысяч по линии органов наркоконтроля, из которых процент тяжких и особо тяжких еще выше - почти три четверти от общего количества. Кстати, свыше пяти с половиной тысяч человек и сами преступления совершали в состоянии наркотического опьянения. Но бушующий вал «белой смерти» продолжает захлестывать Россию. Уже в этом году всего за первые четыре месяца количество аналогичных преступлений существенно превысило отметку в 53 тысячи, из которых почти 35 тысяч удалось раскрыть.

Как видите, работа ведется, причем в колоссальных объемах. Однако всего этого, увы, слишком мало. Мало, в первую очередь, потому, что ни одна армия, ведущая боевые действия, никогда не выигрывала войны, если не получала самой активной помощи и поддержки со стороны своего правительства, которое должно организовывать ее вещевое, денежное и продовольственное снабжение, заниматься обеспечением своевременной поставки на передовую военной техники, оружия и боеприпасов.

Что я имею ввиду ныне под этим обеспечением? Да в первую очередь качественную правовую базу по надежной ликвидации наркоторговцев. Очень надежной. Та, что имеется у нас сейчас, не просто плоха – она вовсе никуда не годится. Кто мне не верит – пусть сам заглянет в Уголовный кодекс и внимательно прочитает непозволительно гуманные статьи, предназначенные для наказания лиц, осуществляющих торговлю наркотиками. Они олицетворяют собой, по сути дела, подпись нашего правительства на мирном «пакте лояльности», которое оно заключило с наркобаронами, допуская только те меры борьбы с наркобизнесом, которые не ведут к его полному искоренению.
Для наглядности всего один пример. Из общего количества уголовных дел, переданных за прошлый год в суд сотрудниками Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков в Приволжском федеральном округе, более 25% были прекращены за отсутствием состава преступления.
Плохая доказательная база? Сами виноваты? Суд ни при чем? Допустим. А как быть со следующим фактом: более 40% преступников, то есть каждые двое из пяти, получили условные срока. Ну, прямо как в библии: «Ступай и больше не греши». А ведь обвинения им предъявлялись не только по части первой или второй статьи 228 УК РФ, но и более «увесистые». Например, по части третьей, где даже минимальный срок наказания – семь лет лишения свободы.

Еще около 20% были осуждены также на смехотворные сроки, получив от года до трех лет лишения свободы. Чуть большее количество, но тоже не превышающее этой цифры, «заработали» от трех до пяти, и в подавляющем большинстве случаев это тоже были срока ниже самых низших пределов, установленных уголовным кодексом нашей страны. Аналогична ситуация и с уголовными делами, переданными в суд сотрудниками правоохранительных органов МВД в Приволжском федеральном округе, Словом, доброта и гуманизм в наших судах процветают, как язва на теле больного человека. И что же делать?

ВОЛКОВ ОТСТРЕЛИВАЮТ ИЛИ… УГОВАРИВАЮТ?
Как говорил один из мудрых американцев еще два с лишним века назад (да, да, даже в этой стране есть мудрые люди, во всяком случае когда-то они в ней жили – это точно): «Лучше не пускать волка в овчарню, чем уповать на то, что удастся выдрать ему зубы, когда он туда залезет».
Так всегда поступало советское правительство. Ныне этому принципу последовать уже не получится. Волки, да к тому же еще и бешеные, давно в овчарне, а для своих жертв (смотри вышеизложенные факты) подбирает в основном молоденьких «ягнят».

Что же будет делать умный, я подчеркиваю, умный хозяин овчарни в такой ситуации? Он в первую очередь начнет сражение с волком, применяя все возможные средства и не думая о том, что некоторые из них негуманно выглядят. И успокоится он лишь тогда, когда хищника настигнет смерть.
А чем занимается наше правительство? Оно издает программы – одну за другой. Если мне не изменяет память, то в прошлом году истек срок действия уже третьей из них. А результат? Изложенные мною выше факты наглядно свидетельствуют о том, что он явно неутешителен. Почему? Да потому что все эти программы лишены основного – качественной правовой базы. Так, в вопросах, касающихся непосредственно самих серых хищников, лозунг хозяев нашей «овчарни» весьма громогласен и грозен – вести с ними самую непримиримую войну вплоть… до его поимки и временной (!!) изоляции… в какой-нибудь клетке рядом с овечками. Уже через несколько лет, да и то лишь в самом лучшем для овец случае, «раскаявшийся и все осознавший» матерый волчара будет выпущен на свободу в ту же овчарню…

УМЕРЕТЬ ЗА… БЕЗВИЗОВЫЙ РЕЖИМ
Бывают безвольные люди. Это их беда и они уродуют только свою собственную судьбу. Безволие же нынешней власти может изуродовать судьбу всей страны. Могут ли наши либералы резко изменить свои приоритеты и повести действительную войну с наркобаронами? Увы, но неутешительный ответ будет ясен любому здравомыслящему человеку – нет и еще раз нет. Да, какие-то половинчатые меры они принять в состоянии – это бесспорно.

Такие, например, как внесение изменений в статью 228 Уголовного Кодекса, которые появились в декабре прошлого года, а вступили в силу в марте этого. По сути данная статья была даже не переписана, а попросту расчленена на три (228, 228.1., 228.2.) Но это как раз тот случай, когда от увеличения количество качество отнюдь не улучшилось. Судите сами. Согласно новым статьям УК теперь незаконное приобретение, хранение и перевозка, а равно изготовление и переработка наркотиков без цели сбыта и совершенные в особо крупных размерах слегка ужесточены. Зато наказание за аналогичное деяние, совершенное в крупных размерах, даже смягчено.
Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов выведены в статью 228.1 как более опасные. По сравнению с действующими нормами наказание за совершение таких преступлений чуточку увеличилось. Минимальный срок, которым в основном оперируют в суде, вырос аж на целый год.

Даже на первый взгляд это представляется не более чем половинчатая мера. А если вникнуть поглубже, то такие изменения нельзя назвать даже каплей воды умирающему от жажды. Скорее, влажной губкой, которой небрежно провели по пересохшим и потрескавшимся губам. Как Христу, висящему на кресте. Вот только Иисусу это не помогло – помер, бедолага. Не думаю, что эта губка поможет народам нашей страны, распятым пятнадцать лет назад на героиновом кресте, а особенно нашим детям, то есть будущему всей страны.

К сожалению, есть почему-то у меня такая уверенность, что на действительно эффективные меры, взяв за образец не распущенную Голландию или недалеко от нее отставшую Данию, а Китай, страны арабского мира или Юго-Восточной Азии, ни нынешнее правительство, ни президент никогда не решатся. Основной аргумент в этом случае с их стороны будет следующим: «Нас же тогда исключат из европейского сообщества, поскольку уже первый смертный приговор для наркоторговца, вынесенный в нашей стране, вызовет бурное негодование всех цивилизованных европейских держав (насквозь пропитанных героиново-кокаиновым дурманом – прим. автора). Ах, ах, тогда нам никогда не дадут безвизового режима для поездок в Европу. И как же мы без него? К тому же мы сразу растеряем всех союзников в дальнейшей борьбе за демократию».
Что касается безвизового режима, то по сравнению с миллионами сохраненных жизней юного поколения россиян это будет такой же ничтожной ценой, как если бы кому-то повезло приобрести алмаз в тысячу карат, заплатив за него грошовеньким зеркальцем и стеклянными бусами. К тому же подавляющее большинство россиян в настоящее время понятия не имеют, какой там у нас в настоящее время режим с Европой – визовый или безвизовый. Это я к тому, что не до прогулок нам – выжить бы. А тем, кто скопил чуток деньжат для туристического путешествия в какую-нибудь страну, нынешний визовый режим тоже ничуть не мешает – расторопные турфирмы сделают все возможное и невозможное, чтобы клиент, платящий им деньги, все равно бы укатил по понравившемуся маршруту.
Относительно же союзников напомню знаменитые слова Александра III, который некогда заявил, что у России всегда были и есть только два надежных союзника – это ее армия и ее флот. А брать в друзья тех, кто в одном случае нервно шарахается от расстрела торговца «белой смертью», а в другом – с радостью и ликованием помогает заокеанским бандитам отнимать жизни у несчастных сербов или иракцев, вообще чревато самыми серьезными последствиями. Это не они от нас, это мы первыми и уже давно, сразу после начала бомбежек наших южных братьев-славян, должны были с отвращением отшатнуться от лицемеров с двойной моралью.

ЗНАЧИТЕЛЬНО ХУЖЕ ФАШИСТОВ
Только не подумайте, что я предлагаю зарубить на корню все программы, которые направлены на противодействие злоупотреблению наркотиками и включающими в себя не только профилактику среди молодежи, но и многие другие пропагандистские и медицинские меры. Бога ради, пусть все это будет, и не просто продолжается, но и развивается.
Но главное в этой борьбе с наркоманией, как справедливо сказано в книге Ильи Смирнова «Либерастия» – физическое «уничтожение тех, кто распространяет «тяжелые» наркотики (лиц и организаций). Эта мера должна опираться на политическую волю государства, а не Академии Наук, школы или абстрактной «общественности». Без нее любые медицинские, просветительские и прочие усилия так же бессмысленны, как вычерпывание воды решетом».

Могут возразить, что это чересчур жестоко. Расстрел за десять или двадцать граммов героина звучит и впрямь как-то.… Но давайте подойдем к этому объему, кажущемуся на первый взгляд незначительным, с другой стороны. Что такое 10 граммов чистого героина? Это сто средних одноразовых доз. Физическая зависимость человека от этого сильнодействующего наркотика наступает, опять же в среднем, после трех-четырех приемов. Получается, что этого количества вполне достаточно, чтобы полностью искалечить и обречь на медленное умирание жизни 25-ти граждан нашей страны, из которых, как минимум 20-ть человек еще не достигли своего совершеннолетия.
И все это делает только один наркоторговец и только в течении одних суток. В месяц, таким образом, получается 750, в год – почти десять тысяч, обреченных на медленное умирание… Я больше чем уверен, что лишь считанные единицы фашистов из числа эсэсовцев обагрили свои руки кровью такого количества людей, даже если принимать во внимание все годы второй мировой войны. Тут же - всего за один год. Если исходить из этих позиций, то высшая мера представляется вполне справедливым возмездием за то зло, которое наркоторговец причиняет людям, не более.

МЫ ПОЙДЕМ ДРУГИМ ПУТЕМ
Так что же делать нам – простым людям? Стоять, подобно безмозглым баранам в той же овчарне, скорбно разглядывая, как гибнут их дети и печально блеять, жалуясь на беспомощность хозяев овчарни или…
Я предлагаю – или. Только не подумайте, что я призываю к революционному насильственному свержению правительства вкупе с нерешительным президентом. Боже упаси! Если в доме завелись клопы, то лишь дурак будет ради их уничтожения поджигать свое жилище. Революция всегда была чересчур радикальным средством, чтобы можно было к ней прибегать для решения любого вопроса, каким бы сложным он ни казался.
Как говаривал еще молодой Ленин, надо идти другим путем. Есть вполне мирный вариант, против которого не посмеют возмутиться даже либералы, настолько круто он замешан на демократии и, вдобавок, абсолютно не противоречит нашей родной Конституции. Я имею ввиду… референдум.

Да, да, самый обычный всенародный референдум по ужесточению наказаний, вплоть до введения смертной казни для наркоторговцев. Самое минимальное должно быть лишение свободы на срок не менее 25-ти лет, а за то, что попался, имея при себе крупное или особо крупное количество наркотиков, оставить только одно – высшую меру. Нашим, не в меру либеральным судьям, ни в коем случае нельзя оставлять выбора, чтобы им, в случае доказанности самого факта преступления, просто не осталось ничего иного, в силу того, что других вариантов по закону просто не предусмотрено.
Кстати, надо бы сразу подчеркнуть, что касаться это будет не только граждан нашей страны, но и иностранцев, которые, в случае, если попадутся, должны отвечать на территории России по ее законам.

И в этом же референдуме уточнить мнение граждан не просто по отмене моратория на смертную казнь, но и ликвидировать на будущее саму возможность его наложения любым лицом, какой бы высокий пост человек ни занимал. Только если за ее отмену или приостановку проголосует весь народ. Сделать это легко. Надо только по итогам референдума, в случае, если народ проголосует «ЗА», внести соответствующие изменения в нашу Конституцию.

Правда, президент страны у нас, как известно, обладает правом на помилование, но пусть это будет на его и только на его совести. И пусть вся страна знает, кто именно так любит наркоторговцев, что даже, не взирая на судебный приговор, готов сохранить им жизнь. Хотя, перед тем, как подарить жизнь хоть одному из приговоренных к смертной казни негодяев, ему тоже было бы нелишне вспомнить, что настоящий государственный деятель должен держать в голове исключительно заботу о грядущем поколении и все свои поступки соизмерять именно с этой мыслью.

ПОЛАЮТ, ДА ОТСТАНУТ
Вне всякого сомнения, европейское сообщество поднимется на дыбки уже после первого расстрелянного наркоторговца. А уж если им окажется какой-нибудь иностранец из Германии или Англии, то от визга правозащитников оглохнуть можно будет. Ну что ж, им можно твердо ответить, что, по прогнозам наших экспертов, по этой статье будет расстреляно намного меньше людей, чем эти лицемеры из Европы, вкупе со Штатами, уничтожили в свое время несчастных югославов. Ах, у них есть оправдание – оказывается, они защищали какую-то загадочную демократию. Ну что ж, у нас оно тоже имеется и значительно более серьезное – мы защищаем будущее нашей страны.
И вообще, давно пора перестать нервно прислушаться к тому, «что скажет княгиня Марья Алексеевна». Тем более, что на каждый роток все равно не накинешь платок. Те же арабские страны вкупе с Юго-Восточной Азией постреливают время от времени наркоторговцев и не разбирают - то ли коренной житель, то ли в гости из Франции или Германии прикатил. А на правозащитников (читай - наркозащитников), которые вселенский вой при каждой казни поднимают, лишь поплевывают свысока. И ничего «цивилизованная» Европа поделать с этим не может. Потому что еще в древности на востоке очень метко сказали – собака лает, а караван идет. Так что пусть себе тявкают.

Что же касается моей уверенности в том, что общее количество расстрелянных за наркотики будет намного меньше, чем число жертв американских бомбежек Югославии, то тут я основываюсь исключительно на китайском опыте. Как известно, когда после окончания второй мировой войны коммунисты пришли там к власти, то в стране под опиум был занят миллион гектаров, а количество наркоманов измерялось десятками миллионов. После принятия знаменитого антиопиумного закона в феврале 1950 г., по официальным данным, всего несколько сотен человек было расстреляно и несколько десятков тысяч арестовано. Допускаю, что эти данные были изрядно занижены, но то, что они в несколько раз меньше количества жертв, ежегодно погибавших там от наркотиков – несомненно.
Могут возразить, что наркоманы были всегда, даже когда наша страна была окутана «железным занавесом». Не спорю. Более того, вне всякого сомнения, что и после принятия этих мер наркоманы у нас все равно останутся, так же как они были в СССР. Но они станут единичными явлениями, а не всеобщим бедствием в масштабах целой державы.
Учитывая, что наша страна не столь сильно погрязла в наркотрясине, уверен, что количество будущих расстрелянных наркоторговцев за год не только не превысит официальной китайской цифры, но напротив, будет ниже ее раз в десять, если не в 20-30-ть. А на следующий год она едва ли дойдет хотя бы до десятка, поскольку из сотни наркокурьеров, которым наглядно покажут, что ждет их брата в нашей стране, останется не более одного. И это будет вполне естественным явлением, ведь все они рискуют не за какую-то идею, ради которой можно и жизнь отдать, а за деньги. Пусть большие, но всего лишь деньги. А попадись – лишишься жизни. Мало кто рискнет сделать выбор в пользу бумажек.

Итак, что же у нас получается. На одной чаше весов одна-две сотни жизней наркоторговцев, на другой – миллионы жизней наших детей. Что выбрали наши либералы в правительстве – мы знаем по их реальным делам и поступкам. Им дороже жизни наркоторговцев. Из каких высших политических интересов они при этом исходили – мне непонятно, да и вряд ли кто-то из простых россиян может представить столь важные обстоятельства, ради которых надо принести в жертву миллионы детей. Не во имя же скорейшего вступления в европейское сообщество и введения какого-то там безвизового режима, который, как я уже говорил, девяносто девяти из ста россиян так же необходим, как зайцу стоп-сигнал. Вопрос в другом – что выберем мы сами, исходя из любви к своим потомкам и из простого здравого смысла?

ВЫГОДНАЯ РАБОТЕНКА
Разумеется, такое трудоемкое дело, как сбор подписей в поддержку проведения референдума, потянет только какая-то политическая партия или крупная организация общероссийского значения.

Считаю, что к этой работе и созданию в дальнейшем соответствующего общественного мнения относительно наркотиков, наркоманов и особенно лиц, торгующих белой смертью, весьма полезно и даже необходимо было бы привлечь нашу молодежь. Не все они, к счастью, оболванены современными «культурными» ценностями, далеко не у всех еще превалирует стадное чувство. Вот их-то и надо подключить к делу, причем сделать это в демократичном и одновременно патриотичном духе. Что-то в духе того же Ильи Смирнова, предлагающего сказать им, что бороться с гнусной рабовладельческой империей наркомафиии почетнее, интереснее и романтичнее, чем пополнять ряды ее рабов. Это и будет их подлинным свободным выбором по настоящему свободных людей.
Заинтересуется ли кто-то этим предложением? Надеюсь, поскольку для этого имеются очень серьезные причины, главная из которых - несомненная и крупномасштабная выгода. Она явственно просматривается как для самой организации, чей моральный авторитет в глазах всего народа поднимется на неизмеримую высоту – шутка ли, борьбу с наркоманией по сути дела выиграли, так и для ее руководителя, возглавившего по настоящему непримиримую войну с наркоторговцами и добившегося от руководства страны принятия по настоящему эффективных законов.
Особенно выгодно этому лидеру начинать именно в году нынешнем либо начале следующего. Сбор подписей и проведение самого референдума займет от силы год-полтора. Уже через полгода после него – это максимум, всем станут видны ошеломляющие по своему положительному эффекту, результаты. И тут-то, на волне победы, руководитель этого движения, получивший полную поддержку подавляющего большинства населения страны, в венце непримиримого борца с наркоманией включается в предвыборную борьбу за вакантное президентское кресло.
Итак, с одной стороны – человек, завоевавший не словами, а конкретными делами, славу жесткой руки и ставший синонимом подлинной справедливости. С другой – жалкий слюнтяй (или слюнтяи) из числа либералов, умеющих лишь без конца талдычить про бесценность любой человеческой жизни, как бы погана и отвратительна она ни была. Как вы думаете, кто получит большинство голосов? Впрочем, вопрос скорее риторический, потому что ответ на него ясен сразу. Ясен, не взирая на любые чудеса поднаторевших в своем деле профессионалов-пиарщиков.
Как известно, первое народное ополчение в XVII веке пришло под Москву из Рязани, второе, освободившее столицу от чужеземных захватчиков, из Нижнего Новгорода. Задача нынешнего, образно говоря, третьего ополчения – кое в чем потяжелее. Да и цель поувесистее – спасение всей страны. Откуда оно придет - неважно. И неважно, кто первый поднимет знамя борьбы с этим злом и откликнется на отчаянный призыв: «Отечество в опасности!» Гораздо важнее другое – чтобы откликнулся хоть кто-то, чтобы этот призыв не оказался гласом вопиющего в пустыне. Вот это будет по настоящему страшно.

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер