Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

15 октября 2018 г.

Валерий Елманов

Валерий Елманов
политолог, заслуженный работник культуры РФ

Интересно, по каким законам мы сейчас живем и какое право используем на практике: официально узаконенное или некое иное? Но обо всем по порядку.

Как известно, болезнь болезни рознь. Есть легкие, вроде простуды или гриппа. Там нужен терапевт. А порезал палец — вполне достаточно йода и бинта. Но есть и такие, когда без хирурга и скальпеля в его руке не обойтись. В смысле можно (жалко ж по живому кромсать, больно будет) — но тогда рак будет разрастаться, гангрена ползти во все стороны, и человек попросту умрет.

Болезни общества схожи с болезнями людей. Увы, но они, к сожалению, напоминают тот же рак. Имеется ввиду, что на первоначальной стадии на них мало кто обращает внимание. Подумаешь, опухоль. Да зачем ее вырезать — авось доброкачественная. Нет? Уже злокачественная? Тогда может таблеточками, микстурками, пилюльками, порошочками? Ах не получается. Тогда может облучение или химиотерапия? Снова никак. Ну что ж делать — режьте. Кстати, успевают не всегда — зачастую время упущено.

Общество в нашей стране к сожалению больно многими болячками. Но об одной из них надо сказать особо. Это безнаказанность. Понятное дело, что не всех, далеко не всех, а так называемых «сливок общества». В кавычки сие у меня поставлено, поскольку на самом деле это не сливки, а как бы деликатнее сказать…. Словом, то, что на воде сверху плавает.

Посмотрев недавно передачу «Толстой. Воскресенье» я еще раз воочию убедился в том, что зашла болезнь чертовски далеко — при лечении без скальпеля не обойтись. Да и то придется немало потрудиться. Касалась передача поведения Кокорина и Мамаева. Точнее, обсуждения того, кто в этом виноват и что делать с виновными, как правильнее с ними поступить.

Касаемо вины, на мой взгляд, глупо говорить о том, что это недоработка всего общества, а если поконкретнее, то родителей, семьи, школы, тренеров и даже футбольных агентов. Но спрашивается вопрос, как любят говорить в Одессе. А кто в конечном итоге избивал-то ни в чем не повинных людей — родители, школьные учителя, агенты и прочие? Или все-таки это сделали определенные люди?
Тогда зачем лишний раз мусолить в общем-то очевидные вещи. И без того понятно — в моральном аспекте вина на многих, но в ответственности перед законом — только конкретных лиц и никого больше.
А теперь о том, как с ними лучше бы поступить. Понятно, что решает суд, но право на точку зрения имеет каждый, в том числе из приглашенных на передачу.

Как ни удивительно, но мнения разошлись. Причем конкретно и ясно в пользу тюремного приговора не высказался никто. Как-то все стыдливо уклонялись. А некто господин Борщевский и вовсе договорился до того, что сажать их нельзя ни в коем случае, иначе вместо уродов общество получит окончательных уродов. Браво! До такого еще додуматься надо.

Именно потому, наверное, чтобы некая вконец обнаглевшая девка, гоняющая где ни попадя на крутых тачках, не стала окончательным моральным уродом, она до сих пор пребывает на свободе. А продолжая его мудрейшую идею можно сказать, что и грабителя нельзя сажать, иначе он может выйти из тюрьмы убийцей. А убийцу, следуя все той же изумительной псевдологике данного господина, сажать тоже не стоит, поскольку есть вероятность, что он выйдет маньяком.

Впрочем, говорил Борщевский это — больше чем уверен — именно потому, что подвергнуться наказанию должны именно Кокорин и Мамаев, то бишь известные личности. Уверен, провинись точно также токарь Иванов вместе со слесарем Сидоровым, он такого бы не сказал.

Хотя что я — и передачи об этом бы не было. А с токарем и слесарем поступили бы обыкновенно, в смысле строго согласно закона. То есть закатали бы родимых от души, и дело с концом.

То есть получается, мы, по сути, возвращаемся к «Русской правде». Если ты боярина дернул за бороду — плати огромный штраф, если дружинника — поменьше, а коль холопа — можно обойтись чисто символической платой. Опять же, смотря кто ударит. Если такой же боярин, дружинник (или футболист) — наказание окажется не столь тяжким, но если осмелился на такое простолюдин, обычный смерд (токарь Иванов или слесарь Сидоров) пиши пропало. На всю катушку влепят — без последних штанов останешься.

В принципе наше правосудие так действует уже давно, на протяжении многих лет. Правда, неофициально. Узаконить это многие депутаты Госдумы с удовольствием бы согласились, руками и ногами «за» проголосовали бы, но увы. Общество, конечно, прогнило изрядно, но не настолько. И даже если они себе все локти по самый кобчик изгрызут, ничего не выйдет. Во всяком случае, пока.

Но тогда какие проблемы? Есть люди, обвиняемые по той или иной статье УК РФ. Доказательства налицо, в смысле на видео. А в качестве довеска — следы на голове потерпевшего. О чем вообще вести дискуссию? Терапевтические методы тут уже не помогут однозначно. Только хирургия, благо, согласие больного не требуется. «Резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита», как мудро заявила одна киногероиня.

Более того, используя скальпель, мы, во-первых, приступим тем самым к лечению общества. Так сказать, на наглядном примере. Дабы все убедились, что и для «сливок общества», в смысле, для того, кто плавает сверху, законы нашей страны тоже писаны. Как ни удивительно.

Да, поможет не всем. Но кое-кого из числа более трусливых, более боязливых, наконец, более осторожных, это может остановить — уже хорошо.

А во-вторых, даже если их моральное уродство в местах не столь отдаленных, так сказать, усугубится — это их и только их проблемы. Равно как виновных в преступлении слесаре Иванова и токаря Петрова.

Или давайте как в «Русской правде». Кто у нас там Кокорин с Мамаевым по ее классификации? Ах, на дружинников тянут. Ну тогда их за удар чиновника, то есть такого же дружинника (если не боярина), можно лишь к штрафу приговорить. И еще к одному — за водителя машины съемочной группы «Первого канала». Впрочем, этот пострадавший на уровне обычного горожанина, так что ему много отстегивать не понадобится.

Вот только одна просьба. Вначале все-таки надо бы ее положения официально узаконить. И сказать во всеуслышание: «Теперь у нас в стране феодальное право. И сословия. Какая-нибудь драная коза имеет право рассекать где угодно на своей крутой тачке, потому как денег у папаньки дражайшего много. И именитый футболист тоже привилегии имеет, поскольку ловко мечом крутит, в смысле лихо ножонками сучит».

Но пока не узаконили, может все-таки по закону, а?

Кстати, как оно ни парадоксально звучит, ребяткам повезло. Да, да, поверьте. Судьба, как правило, поначалу не очень болезненно карает. Так, звонкий подзатыльник отвесит и все. Да, немножко обидно, чуть унизительно, но ничего страшного. Кокорин этот этап уже прошел, откушамши шампаньского, и сам это знает. Но не угомонился.

А с тем, кто ничего не понял и вторично решил на тех же граблях летку-еньку сплясать, судьба куда суровее поступает. Тут уж она может и в глаз засветить, и челюсть набок свернуть. Но в случае с Кокориным и Мамаевым она, изменяя своим привычкам, поступила как нельзя гуманнее, подставив им не простого человека, но фигуру. То есть свезло нашим бравым молодцам.

Кстати, повезло не в кавычках, а на самом деле. Если бы им попался не «боярин», а «рядович», то бишь простой гражданин Пупкин, уверен, загулявшим футболистам снова все сошло бы с рук. И тогда они взялись бы за нож….

Думаете, преувеличиваю? Отнюдь. А в качестве доказательства сами прикиньте, как оно шло — исключительно по нарастающей. Вначале дебош в Сапсане, затем избиение водителя сьемочной группы «Первого канала», затем кулаков становится мало и в ход идут стулья. А далее? Разгул-то продолжается, дурь в голове крепчает, безнаказанность пьянит похлеще чем наркотик, так почему бы и не взяться за более солидные подручные средства? А поводов сколько угодно найти можно — не так прохожий посмотрел, явно осуждает, хоть и молча. Да как он смеет?! Ах ты ж сукин сын! Ну погоди!

Хотя да, про нож я погорячился. Забыл, что они футболисты. Им он ни к чему — и ног хватило бы, чтоб человека забить. Чай, профессионалы, любые кренделя могут ими выделывать.

И тогда их осталось бы утешать словами еще одного киногероя: «Ничего-ничего. В тюрьме тебя перевоспитают. Лет через десять вернешься другим человеком!».

И кто теперь станет со мной спорить, что попавшийся им под горячую руку господин Пак — не гуманность со стороны судьбы по отношению к Кокорину и Мамаеву?! Свезло ребяткам. Халява выпала. Ведь сейчас им от силы светит два-три года. Да и то навряд ли — «Русская правда» запросто может сработать. Да, неофициальная, зато действующая. А они, согласно ей, не кто-нибудь — «дружинники».

А общество? Ну что ж тут поделать — пускай дальше гниет. Значит, судьба у него такая.

Межрегиональная Лига журналистов

Мнения

15 октября 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Подарок судьбы или «Русская правда» в действии

07 августа 2018 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Российским чиновникам рекомендовано вернуть детей и родителей на Родину

07 августа 2018 г.
Валерий Елманов

Валерий Елманов,
политолог, заслуженный работник культуры РФ:
Переход на линию №…

07 августа 2018 г.
Александр Архангельский

Александр Архангельский,
автор и ведущий программы "Тем временем" на телеканале "Культура":
Наша школа дожёвывает позавчерашние бутерброды

10 июля 2015 г.
Станислав Белковский

Станислав Белковский,
учредитель Института национальной стратегии:
Дожить и пережить президента

08 июля 2015 г.
Юлия Латынина

Юлия Латынина,
Обозреватель "Новой газеты":
Наука уничтожать

03 марта 2015 г.
Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин,
Cпецкорр Русфонда, руководитель детского правозащитного проекта "Правонападение":
Рецепт радости

12 февраля 2015 г.
Сергей Лавров

Сергей Лавров,
Министр иностранных дел России:
Переговоры идут лучше чем супер